Записки начальника Административно-технической инспекции города-миллионника

Записки начальника Административно-технической инспекции города-миллионника


Предложение стать начальником Административно-технической инспекции (АТИ) поступило неожиданно весной 2005 года. Совершенно новый вид работы и совсем неясно, чем занимается эта Инспекция.

Опубликованная в сети информация не давала необходимых знаний. Кое-как удалось уяснить для себя ее основные задачи:

1. Выдача разрешений на проведение земляных работ на территории города и контроль за восстановлением благоустройства на месте проведенных работ.

2. Контроль за соблюдением правил благоустройства в городе.

Вот с этим запасом исходных данных я и дал согласие на назначение на должность.

Служба началась со знакомства в кабинете заместителя мэра с прежним начальником Инспекции, для которого понижение в должности до заместителя было сюрпризом, и мое знакомство с ним тоже нельзя было назвать соответствующим нормам этики.

Вместе мы приехали в здание Инспекции, где начальник собрал всех сотрудников, сообщил о своем понижении в должности и представил нового начальника, то есть меня.

Ситуация, как правило, чреватая гипертоническим кризом или инфарктом для прежнего руководства. Когда все делается так, как оно должно делаться, то и кризисные ситуации, как правило, случаются реже.

Пришла новая администрация. Объявлено об отставке всех руководителей структурных подразделений и начинается переназначение должностных лиц, сменяемых командой избранного главы города. Так делается везде и не всегда это приятно.

Вся инспекция была просто ошарашена состоявшимся переназначением, хотя могла быть заранее подготовлена к этому. Человеческое отношение к людям не должно предполагать сюрпризы на уровне шока, потому что работа для каждого человека является единственным источником средств для существования и выкидывание человека на улицу не украшает ни одного начальника, каким бы «эффективным менеджером» он ни был.

Сотрудники ожидали, что я приведу свою команду и все работавшие здесь сотрудники будут уволены. Возможно, что в других структурных подразделениях так и делается.

Я представился сотрудникам, сказал, что никаких увольнений не будет, но попросил всех подготовиться и доложить мне об исполняемых ими обязанностях и состоянии работы на порученном участке.

Одновременно, пришлось сразу произвести уплотнение рассадки сотрудников в кабинетах, чтобы найти престижное место для бывшего начальника инспекции.

Беседы с заместителями и инспекторами дали значительный объем информации как о сотрудниках, задачах инспекции, результативности работы, так и о том, как можно повысить эффективность ее работы. То есть выполнить задачу, поставленную мэром.

АТИ города Омска не являлась единым подразделением. Был, как бы центральный офис Инспекции, подчинявшийся мэру и курируемый директором департамента городского хозяйства. И были отделения в городских районах, впоследствии – административных округах, подчинявшиеся главе администрации района и находящиеся как бы в оперативном подчинении городской Инспекции.

Кроме этого, на базе АТИ действовала и административная комиссия, возглавляемая начальником инспекции. Сами выявляем нарушения и сами накладываем взыскания (штрафы), отправляя решения административной комиссии в прокуратуру и в службу судебных приставов для взыскания.

Ситуация парадоксальная для государства, которое стремится стать правовым. Это все равно, если бы милиции предоставили право самим судить правонарушителей и по милицейским протоколам определять сроки заключения для правонарушителей. У нас бы тогда вся страна сидела и была бы судима.

Повышение эффективности Инспекции было возможно при едином руководстве всеми подразделениями, обеспечении единых требований контроля за соблюдением Правил благоустройства и возможности сосредоточения сил на прорывном районе города.

Подготовленные предложения и расчеты были переданы в комиссию по реорганизации городской администрации и сразу вызвали ожесточенное неприятие главами городских районов и руководством комиссии в составе трех заместителей мэра женского пола, которые на заседании комиссии в присутствии должностных лиц структурных подразделений прямо сказали, что мои предложения приняты не будут. А одна дама, ныне занимающая высокий пост в областной администрации, выразилась более откровенно: чего его слушать, он вообще ничего не понимает.

Реорганизация Инспекции тормозилась на всех уровнях администрации города и была проведена только волевым решением мэра.

Рабочие моменты по организации взаимодействия подразделений инспекции с главами районов решались путем переговоров и в результате в районах были выделены сотрудники, которым вменялось в обязанности контролировать выполнение Правил благоустройства по своим направлениям работы.

На еженедельных аппаратных совещаниях мною докладывались результаты работы Инспекции и сотрудников, выделенных главами администрации для этой же работы. Постоянное внимание мэра к этой работе, естественно, вызывало повышение эффективности работы по выполнению Правил благоустройства в городе.

Нужно отметить, что после реорганизации эффективность работы Инспекции выросла примерно в семь-восемь раз, что показало правильность предложений, утвержденных мэром.

После выхода на оптимальной уровень результативности работы сотрудников инспекции, мы принялись за совершенствование работы с субъектами благоустройства в городе, сделав упор на профилактические мероприятия, так как большинству их достаточно напоминания для того, чтобы ежедневно поддерживать порядок на закрепленном за ними объекте.

Кроме этого, мы добились того, чтобы разрешения на проведение работ на территории города выдавались в кратчайшие сроки, снизив коррупционную составляющую этого вида деятельности Инспекции.

Однако, благим намерениям не суждено было осуществиться.

По наущению ближних советников, мэр потребовал увеличения на порядок количества составляемых протоколов за нарушения Правил благоустройства.

Попытки объяснить, что превышение определенного уровня привлеченных к ответственности и составление огромного количества протоколов по незначительным нарушениям снижают эффективность взыскательной практики, натыкались на стену непонимания.

Ближними советниками мэра стали устраиваться хронометражи работы инспекторов, чтобы доказать неэффективность их работы, а также стали готовиться комиссии по проверке инспекции для поиска доказательств неэффективности работы ее руководства.

Работа по составлению протоколов на всех и вся стала напоминать массовые репрессии. Вал протоколов всполошил областное Министерство государственно-правового развития, которое как субъект Федерации лишило администрацию города права рассматривать дела об административных нарушениях.

Вместо поиска путей работы в новых условиях, куратор юридического направления администрации города пошла на конфронтацию с министерством. Можно было ввести в состав комиссий представителей города и влиять на принимаемые решения в пользу обеспечения порядка в городе.

Затем со всех сторон мне стали намекать, что я, то есть инспекция, не зарабатывает денег. Как же орган государственной власти может зарабатывать деньги, если пошлина за выдачу разрешения на производство работ платится в банк, туда же идут и штрафы за административные правонарушения. Я делал вид, что совершенно не понимаю, каким путем можно зарабатывать деньги и никто не хотел мне объяснить, как это делается.

Затем я был поставлен в известность о том, что Инспекция передается в непосредственное подчинение заместителю мэра, курирующей юридические вопросы.

Сам факт того, что о готовящемся решении начальник Инспекции не был поставлен в известность, означал только одно – уже подыскана кандидатура нового начальника Инспекции.

Я не стал вести аппаратную войну, чтобы не дергать сотрудников и не портить свои нервы, поэтому подал заявление об отставке, которое сразу же было принято в июне 2006 года.

Считаю, что мы хорошо потрудились в Инспекции в течение одного года и наш опыт может быть использован в дальнейшем совершенствовании работы контролирующего благоустройство подразделения администрации города Омска.