Олег Северюхин





Русий Велибог




2015




Северюхин О.В.

Русий Велибог. Повесть. 2015 — 134с.


ISBN:


Крещенная огнем и мечом Русь. Уничтоженные капища и утопленные жрецы и боги. В лесной чаще собрались девять русских волхвов и своей силой создали заповедную зону, в которой будут воспитываться те, кто понесет свободный русский дух людям России. В поле зрения института дохристианской культуры Руси попала информация об исчезновении грудного младенца из двигающегося поезда и непонятного возвращения его через какое-то время. Расследование этого факта вывело на мальчика Васю Силаева, который оказался сыном Перуна, влюбившегося в земную женщину. С шести лет Вася Силаев выезжал в заповедную зону на обучение и стал обладать сверхъестественными способностями, привлекая к себе внимание нечистой силы и органов государственной безопасности. Для спасения Васи ему были сделаны документы на имя исчезнувшего из детского дома малолетнего преступника Русия Велибога. По доносу о мелком преступлении, якобы им совершенном, Силаев-Велибог был осужден к лишению свободы. В тюрьме он создал новую веру - веру в Россию



© Издательство”

© Северюхин О.В.



Пролог


Лес шумел. Грозно шумел. То ли собирался идти куда-то воевать, то ли ждал врагов, с которыми нужно было схватиться не на жизнь, а насмерть. Лес жил сам по себе, давал приют всем его обитателям и выполнял волю богов, его создавших и взрастивших.

Лес сам был богом. Богом жизни. Он давал жизнь и брал ее. С какого-то времени в лесу появились новые боги. Они были малы и неразумны. Они ломали лес. Сжигали его, восстанавливали, холили, расчищали от валежника, и снова жгли, рубили на дрова или на домовины, клали срубы домов, делали посуду и снова жгли, добывая черный уголь и золу, которой удобряли землю и смешивали с водой для мытья головы и стирки одежды.

Лес шумел, но только вверху. Внизу было тихо. Было слышно лишь поскрипывание огромных стволов вековых деревьев.

В просвете между деревьями был виден отблеск огня, просачивающийся сквозь щели огороженного капища. Возле огня сидел древний старец с белыми волосами и белой длинной бородой. Он неотрывно смотрел в огонь и шевелил губами, как будто разговаривал с огнем или с тем, кто был этим огнем.

Огонь всегда был живым. Когда он был добр, он грел, готовил пищу, раскалял металл, лечил хвори. Когда он был зол, он уничтожал все, что попадалось ему на пути.

Старик бросил что-то в огонь. Огонь вспыхнул, затем погас, что-то затрещало в углях и снова языки огня весело заплясали на головешках.

Меня просто так не возьмешь, – как бы говорил огонь старику, – брось еще ветку, и ты со мной не справишься. Я молодой, я сильный…

Здрав будь, Велимудр, – возникший из темноты леса пожилой степенный мужчина с суковатой палкой в руке поклонился в пояс и подошел к огню. Следом за ним подошло еще пять человек, одетых в белые рубахи и с палками в руках.

Здравы будьте, братие. Все пришли, – спросил Велимудр, – а вот Нехор где-то задерживается. Все время с чем-то он не согласен и в разные истории попадает. Подождем или разговор вести будем?

Так что, семеро одного не ждут, а нас семеро и собралось, – сказал один их старцев, – давай, Велимудр, говори, зачем собрал. Как бы не выследил кто, а береженого и Перун бережет.

Я, уважаемые, хочу просить вас быть мудрыми и не роптать понапрасну на то, что я вам предложу, – сказал Велимудр, – дело уж очень серьезное, поэтому я и пригласил всех старейшин волховского рода. Включая и женщин. Выйди, Любава, к огню, покажись собранию.

Женщина вышла как бы ниоткуда, но она все время находилась в тени и черные ее одежды были частью тени или тень была частью одежды.

Здравствуйте, мужи доблие, – сказала Любава и поклонилась, – спасибо за привет ваш молчаливый, я уж тут в сторонке постою, негоже женке впереди мужей в собрании быть, взоры к себе притягивать.

Она еще раз поклонилась собравшимся и отошла в сторону. Вежлива была чаровница, красива и посох ее был украшен женской головкой, а с обратной стороны головки была пасть змеиная с зубами ядовитыми. Каждый человек с изнанки один, а внутри совершенно другой. Иногда человек с ангельским обличием на деле оказывается сущим дьяволом. Любава никому не делала плохо, только хорошее, но иногда это хорошее было настолько плохо, что лучше было бы, если бы она не выполняла просьбы страждущих.

Чего на ночь глядя собираетесь? – недовольный голос заставил всех обернуться. Это был Нехор, человек себе на уме и нраву злобного, хотя старался быть простаком, чем и обманывал людей, не сведущих в характерах человеческих. – А я все думал, идти или не идти, да ладно думаю, давай уважу Велимудра, все-таки старый стал, может, наследство свое передавать собрался, так и мне кусочек отвалится.

Никто не обратил особого внимания на Нехора, но подвинулись, чтобы на одной из колод уступить ему место.

Вот и стало нас девять, три по три, – сказал Велимудр. – Сейчас шесть и девять начнут свои волшебные превращения, силу отдавая собравшимся у костра священного. Беда, братие и сестры, приходит на землю нашу. Князь русский решил забыть богов русских и отдаться под религию басилевса византийского. Жену берет иноземку и вместе с ней религию иноземную. Наши религии не мешали жить одна другой, а вот как на царство пришел крест, так этот крест ставится и на князя, и на рождение ребенка, и на могилу мужа старого или воя убиенного. Мужское и женское начало богов наших забыто. Князь вознамерился все капища пожечь, а богов либо в воду скинуть, либо огню предать. Противиться воле княжей, значит, смуту посеять великую, кровью землю напоить, от этого она родить меньше будет, голод и мор пойдет, ослабнет народ наш и станет добычей для любого ворога. Только заботами народа нашего тщася, призвал я вас к себе, чтобы силой общей отвоевать кусок веры нашей, не подвластной никаким богам. Мы давно знаем о том, что на своего бога надейся, а сам не плошай. Так что, создадим остров веры нашей, чтобы помогать людям, которые по рождению своему силой богов наших обладают, пусть они и дальше помогают народу нашему. Наш век долог, но и он срок имеет. Нужно учить тех, кто придет на смену нам, чтобы народ наш не забывал, откуда он пошел, чей дух в нем живет, чтобы никто никакими клятвами-заклятьями его не смог вывести. Давайте сомкнем посохи над огнем священным и силой нашей запрем это капище для всех непосвященных, и каждый из вас будет давать ключи сюда только избранным богами и возвращаться сюда как учителя отроков, ими подобранных.

Что и меня в наставники прочишь, Велимудр? – удивился Нехор.

А чем ты хуже нас? Ты такой же, как и мы, и опыт передашь свой тому, кто заменит тебя с посохом твоим, – ответил Велимудр.

Эх, – Нехор вскочил со своего места и сказал, – я с вами братие и не буду доставлять вам хлопоты с собой.

Предание свежо, – заухмылялись собравшиеся.

Хорошо, – остановил всех Велимудр – протянем же посохи наши Хор, Добр, Сил, Здрав, Влас, Нехор, Мир, Любава, и вместе скажем: сомкнитесь силы наши над капищем этим, да превратите его в дом наш, где в семье большой будут воспитываться дети наши и никто не сможет причинить им зла, и сила наша не во зло употреблена будет. Да будет так!

Костерок увидел склоненные к нему шесть толстых веток с фигурками резными и схватил сразу все, заиграв языками своими на посохах, соединяя всех огнем очищения.

Вот и сила наша огнем проявилась, – сказал Велимудр, – на Купалу и будем собираться здесь. Ключом будет перышко от птицы Феникса. Тот, у кого на шее будет это перышко, найдет дорогу сюда и перо свое никогда не потеряет. Сожгут его – оно снова возникнет. В землю закопают – оно снова в воздухе летает. В темницу запрут – оно вот оно, с темницей рядом. Прощайте братие, не противьтесь воле княжей, сила и веник ломит, постоим за народ наш. Ива гнется и не ломается, и мы тоже ивой будем, и никто нас не сломает.

На востоке начала алеть заря и вместе с зарей запылали и задымились капища. То вои княжьи и люди приказные рушили идолов и сгоняли людей к реке для крещения, где каждому давалось имя по святцам, а имена русские запрету предавались.

По всей земле русской прошла рука с крестом, да только никак не могла дотянуться до места заговоренного и никак не могла убрать из памяти народа предания истории своей и люди некоторые, креста не чуждающиеся, силами старинными народ лечат да от невзгод-напастей берегут.

На дворе вторая тысяча лет пошла, от капищ одни воспоминания, а в записях инженеров да ученых всяких находим мы записи об аномалии, которая все прямые линии искривляет вопреки законам природы и исходящим от них физики, астрономии, математики, философии и логики.

Не поддается объяснению то, что вели дорогу прямую по приборам и компасам, а получилось, что дорога круг сделала десятикилометровый. Ладно бы один человек ошибся, но ведь на постройке железной дороги трудилось очень много людей разных, кто-то же должен был истину узреть. Да вот не узрел.

Космонавты снимали из космоса и показали искривление дороги. С самолета снимали. Тот же результат. Проверили приборы самолетные. И самолет тоже такой же круг вдоль дороги дал, а летел прямо по приборам, никуда не сворачивая, и приборы показывали туда, куда их направили линии магнитные от поля магнитного земли нашей, а вот смотри же ты, все равно в этом месте все круг дает.

Охотники ходили, проверяли, ничего не нашли. Ученые пошли. Безрезультатно. Так и записали: либо аномалия, либо неисправность приборов от искривления магнитного поля.

Записали и подумали, что магнитное поле само по себе не искривится, кто-то его должен был искривить. А кто? Сие и есть совершенно непонятно. Может, инопланетяне? Может. Давно бы до истины докопались, да вот только никак к этому месту никто подобраться не может.

Так и бросили это дело ввиду его бесперспективности. Только правило есть: как ты тайну не прячь, она все равно где-то вылезет. Не может тайна сидеть с закрытым ртом. Ее так и подмывает выйти на широкую дорогу и закричать:

Смотрите на меня, я тайна великая, была за семью печатями, а вот освободилась и к вам пришла, открывайте меня, восхищайтесь мною.

Да вот только забывают все о том, что тайна интересна только тогда, когда она под спудом. А как раскрыли ее, так она уже никакая не тайна. И все удивляются – и это тайна? Тьфу. Все тайны неинтересны. Вот атомную бомбу уж как секретили в свое время, а сейчас любой человек может себе схему любой атомной бомбы достать. Никакой не секрет. Американцы вот решили в Англии себе атомную бомбу сделать, чтобы, на всякий случай, если вдруг шандарахнет, так чтобы Америка не пострадала.

Все непонятное становится понятным, как только находится какое-то объяснение. Но непонятного от этого меньше не стает. Раскрывается одно – находится другое. Иногда люди сами делают загадки, чтобы лет через двести-триста кто-то нашел этот тайник и задумался, а к чему бы это?

Помните, в детстве и мы находили осколок стекла, выкапывали ямку, клали туда что-то, сверху покрывали стеклом и забрасывали землей, а потом искали, кто и где что-то спрятал, и как мы радовались, когда находили чужие запрятки и определяли, кому они принадлежат.

Вот это был восторг исследователя и следопыта. Взрослые такие же, как и дети, только знают больше, чем дети и становятся серьезными, забывая о том, что планета наша еще ребенок по сравнению с другими обитаемыми планетами и не нужно терять детское воображение в поисках тайн. Не обязательно искать ключ от тайны именно в том месте, где встречается непонятое и непонятное. Ключ от сундука держат подалее.



Глава 1


Товарищи, – президент откашлялся и внимательно посмотрел на сидевших возле длинного стола для заседаний маститых ученых. Их было чуть больше сорока человек. Средний возраст семьдесят лет. Цвет науки страны. А где же молодежь, хотя бы лет за сорок? Нет ее. Сбежала за границу. Там лучше кормят. И Александр Второй, император российский тоже говорил, что если лебедей хорошо кормить и создавать им условия, то они никуда улетать не будут. Тогда и молодежь бы более практично относилась ко всем новым идеям руководителя государства, – я собрал вас, чтобы посоветоваться по очень важному вопросу. Поступило предложение от президента академии наук о создании целого института, подчеркиваю – целого института – для изучения дохристианского периода России и особенно всех тайных сторон древних религий. Это, извините, отдает какой-то бесовщиной, домовых исследовать, ведьм, баб с костяными ногами, сказки всякие народу рассказывать, когда придется отчет держать о расходовании денежек народных, то есть денег налогоплательщиков. Вот и наука наша в загоне находится, потому что вы занимаетесь совсем не тем, чем бы нужно было заниматься. Может, нужно внести в науку нашу свежую струю, так сказать, омолодить наши научные кадры, особенно в ранге член-корров. Как вам это? Может и структуру академии наук несколько изменить: Вот, давайте вместе и обсудим эту проблему.

Ученые молчали, уставившись в свои листочки бумаги, лежавшие перед ними, и рисовали на них почему-то чертиков с рожками. Большинство. Другие рисовали ножики, ордена советского и имперского периодов, женские головки или просто штрихами закрашивали левый верхний угол бумажного листа.

Вступление президента не предвещало ничего хорошего. Кто-то должен выступить. А кто? Кто отважится сказать президенту истину, которая валяется под ногами, о которую все спотыкаются не один десяток лет. Все держатся за свои кресла. При нынешних пенсиях выжить человеку невозможно. Академическая пенсия чуть больше и все равно обеспечит не жизнь, а доживание, как говорят молодые менеджеры, которым совершенно все равно, что будет с пожилым населением страны.

Руку поднял старый академик, не отказавшийся от партийного билета и недавно получивший Нобелевскую премию за открытие, сделанное лет тридцать назад. Почет нужен при жизни, а не посмертно.

Господин президент, – академик нарочито называл всех новых руководителей господами. Как коммунисты, пришедшие к власти в результате вооруженного переворота, стали господами новой жизни, так и люди, пришедшие к власти в результате слабости прежней власти, стали новыми господами жизни. Если уж этот человек начал называть неприкасаемых господами, то добра от его выступления не жди. – Господин президент. Я бы предложил поддержать предложение о создании нового института. Финансирование науки такое, что нам может помочь только волшебство. К нам идут одни бессребреники. Все наши теоретические, на коленке, разработки получают воплощение на западе. Правильно сказал Иисус Христос – нет пророка в своем отечестве. И наше совещание закончится как всегда: мы вот тут посоветовались, и я решил.

Институт нужен не только для воплощения забытых идей, но и для выработки русской идеи. Мы с яслей начинаем готовить кадры для Запада, и он нам в этом помогает очень даже активно. Мы со своим возрастом нужны хотя бы для того, чтобы новые имена пробивать сквозь заслоны в мировой науке. Чтобы за нашими учеными был приоритет, а не за теми, кто уехал и плюнул на свою Россию. Когда у нас будет хорошо, он приедет назад и будет ходить гоголем, требуя создания ему комфортных условий. И вы создадите им эти условия, даже не задумываясь о том, что он уже отработанный материал. Ученого с перспективой просто так не отпустят. Нам много-то и не надо, хоть бы минимум, уже давно определенный в мировой практике.

Совещание закончилось тем же, с чего и началось – ничем.

В институте академика уже ждал ассистент, новоиспеченный кандидат наук Ваня Неучев, магистр логики.

Иван Павлович, миленький, рассказывайте, как там решился вопрос о создании нового института, – без всяких «здравствуйте» начал он.

Ваня, сменил бы ты фамилию, – сказал академик Карпов, – сколько препон бы убрал со своего пути. Вспомни свою диссертацию. Прекрасный материал и перспективные разработки для науки, а еле продавили сквозь ученый совет. И все из-за фамилии.

Что вам всем далась моя фамилия? – взъерошился Иван. – Фамилия как фамилия. Произошла от того, что мой далекий предок, будучи неученым, превзошел всех ученых. Вот и осталось прозвище Неуч.

Оно понятно, да только предок твой потом учился, а прозвище осталось, – сказал академик. – И все родственники твои, хорошо я их знаю, люди интеллигентные и ученые, страдали из-за своей фамилии. Ты же сам логически понимаешь, что неправильно созданная установка на цель приводит к тому, что все исследования идут не по тому пути, какие продиктованы логикой, а вопреки ей, но считаются логическими. При изменении значения цели меняются и ориентиры, и результаты. Вот. В недавней истории нашей во время большой войны был такой генерал Жидов. Умница большая и храбрости отменной, а вот отношение к нему и со стороны противника, и со стороны своих соратников было не совсем хорошее. Вызвал его Верховный Главнокомандующий и посоветовал в течение пяти минут сменить фамилию. А генерал уперся – мне, мол, своя фамилия ближе. Тогда Верховный вызвал секретаря и приказал, что с его дня генерала Жидова именовать генералом Жадовым. Генерала Жадова знают все, а прежнего не помнят и вовсе. Вот и я приказываю тебе пойти в ЗАГС и подать заявление об изменении фамилии. Будешь Научев. С родителями твоими я все согласовал. А по новому институту пока ничего не ясно. Не ясно, зачем собирали, не ясно, какой будет результат. И в институт я тебя отпущу при условии, что вопросами логики в науке будешь заниматься так же серьезно, как и всегда.

Спасибо вам, Иван Павлович, – сказал молодой человек, – фамилию я сменю. Вот пойду и сменю. Еще капитан Врунгель говорил: как вы яхту назовете, так она и поплывет. Вот сменю фамилию, и в этот же день выйдет указ о создании нового института. А я тут нашел один факт, связанный с аномальной зоной. В этой зоне пропадают люди, но быстро находятся. И пропадают во время проезда около нее на поезде. Вот рапорт начальнику транспортной милиции от старшего оперуполномоченного, сопровождавшего поезд в Москву. Поступил сигнал о пропаже годовалого ребенка через час после выезда с узловой станции. Никого посторонних в вагоне не было, а ребенка нет. Через сорок минут ребенок снова появился в том же месте, куда он был положен в пеленках. При осмотре у ребенка на шее была обнаружена суровая нитка с привязанным к нему перышком птицы. Начальник милиции на рапорте написал, чтобы милиционер бдительнее службу нес, а не занимался дурью. К рапорту было приложено перышко. Я проверил и установил, что это перо не принадлежит ни к одному известному виду птиц. И я сейчас нахожусь в положении плачущего индейца Джо.

Это что же за положение плачущего индейца Джо? – удивился академик.

Этот индеец купил себе новый бумеранг и никак не может выбросить старый, – улыбнулся кандидат наук.

Почему же он не может выкинуть старый бумеранг? – не понял Иван Павлович.

Ситуация получалась немного неловкая. Академик не может понять юмор положения, а разъяснять ему, что к чему, так можно и обидеть старика.

Да у индейца Джо бумеранг все время возвращался обратно, и у меня точно так же, – сказал молодой человек. – Отрезал я часть перышка для лабораторного исследования и решил его проверить огнем. Сжег, сдул пепел, а оно целехонько. Снова сжег. Сдул пепел, а оно целехонько. Ведь такого же не может быть, а, Иван Павлович? Не может, а раз такое явление присутствует, то нужно принимать за данность существование легендарной птицы Феникс. Эта птица должна иметь внешний вид орла с ярко-красным оперением. Предвидя смерть, сжигает себя в собственном гнезде, а из пепла появляется птенец. В Китае эта птица называется Фэнхуан (птица желтого ветра) «клюв петуха, зоб ласточки, шея змеи, на туловище узоры, как у дракона, хвост рыбы, спереди как лебедь, сзади как единорог-цилинь, спина черепахи». Вряд ли у птицы с панцирем черепахи были перья?

А вы представляете, молодой человек, – сказал академик, – что значит, во всеуслышание признать существование птицы Феникс? Вы ли, я ли озвучите ваши выкладки, а весь пепел позора антинауки падет на мою голову. Выгонят и не посмотрят на прежние заслуги. А что будет чувствовать Нобелевский комитет? Нет, я даже в мыслях не могу представить свое заявлении на эту тему.

То есть вы считаете, что я фальсифицирую опыт, – покраснел Иван Неучев, – да я сейчас вам продемонстрирую этот феномен.

Не надо, Иван, – сказал Карпов, – я тебе верю, и мы потом посмотрим на этот опыт, да только весь мир не верит в этого Феникса, а вот мы вдвоем с тобой верим.

Не только мы, Иван Павлович, – уточнил ассистент, – есть еще один человек, который повесил это перо на шею младенцу.



Глава 2


Нет, не зря Иван Неучев, а с недавнего времени – Иван Научев – занимался логикой. Аргументы у него сильные. Перо не горело. То есть горело, сгорало и снова возникало из пепла. Значит, птица Феникс существовала.

Знаешь что, Иван, – предложил академик, – проедься пару раз на поезде вдоль аномальной зоны и повесь перо себе на шею на суровой нитке. Посмотрим, что получится.

А если ничего не получится? – спросил Научев.

Отрицательный результат – тоже результат, – обнадежил его Иван Павлович.

Через четыре дня «путешественник» вернулся домой без каких-либо результатов.

Какие предложения у главного по разработке данной темы? – спросил академик.

Будем разыскивать исчезавшего младенца, – сказал Иван. – Прошло почти семь лет с того происшествия. Страсти улеглись, можно получить объективную оценку тех событий. Сколько лет назад образовалась аномальная зона, никто не знает. Может тысячу лет назад, может две тысячи лет, может – миллион, и у нас впереди достаточно лет, чтобы проникнуть в ее тайну, если нам повезет. А повезти нам может только в том случае, если мы не будем форсировать события.

Как же вы найдете этого ребенка? В документах нет ни единого упоминания о том, кто он и откуда, кто его родители, куда ехали, – усомнился Карпов.

Будем искать милиционера, который был свидетелем всего произошедшего, если он жив, то он нам поможет, – сказал уверенно Иван.

В кадровом аппарате УВД с неохотой дали сведения на оперуполномоченного. И то только после представления бумаги от института с уверениями в том, что мы лишь изучаем обстоятельства и физические аспекты происшествия, имевшего быть…

Нам дали его адрес и предупредили, что оперуполномоченный несколько не в себе, крыша после того случая поехала.

Милиционер в запасе Зотов оказался руководителем городского кружка уфологов, изучавшего следы присутствия среди нас пришельцев и источников отрицательной энергии, заброшенной к нам из космоса. Прежде чем ответить на наше приветствие, он рамкой проверил наше энергетическое поле, а только после этого ответил на вопросы.

Как же, как же, досконально помню этот случай. Инопланетяне похитили ребенка прямо из идущего поезда и вернули обратно, замаскировав все это под Божье провидение, повесив ребенку птичье перо на нитке. А ребенок как ребенок и есть, живет и развивается, как и все его ребята в его возрасте, – рассказал Зотов.

Вы знаете, где он живет? – спросили мы.

Конечно, в одном со мной городе, где мы сейчас и находимся. Зовут его Вася, фамилия Силаев. Живут на Заводской улице, так что, если есть желание посмотреть на него, то могу и проводить, меня они хорошо знают, – предложил милиционер в запасе.

Спасибо-спасибо, – поблагодарили мы его, – мы уж сами, не хотим из всего этого делать мероприятие.

К Силаевым мы пришли вечером. Мы – это я, Иван Научев и младший научный сотрудник Варенька Николаева. Представились хозяевам честь по чести. Приняли нас приветливо.

Силаевы жили в двухкомнатной «хрущевке» на первом этаже. Двухкомнатная квартира — это громко сказано. Обыкновенная однокомнатная квартира с перегородкой. Простая рабочая семья с очень средним достатком. Двое детей. Вася и его старший брат. Братья живут не особенно дружно, хотя размещаются в одной комнатушке и спят в одной кровати.

Хочу вот сделать двухъярусную кровать, да руки не доходят, – посетовал глава семьи.

А как Вася после того случая? – поинтересовались мы.

С Васей все нормально, – сказала его мама, – ребенок как ребенок. Смышленый, добрый, скромный, никого не обидит, а вот обижают его все, а сдачи он то ли боится дать, то ли еще что. И не боится никого, не понимает, от чего может исходить опасность. Ездили тут недавно в заезжий зоопарк в областном центре. Я немного отвернулась, а он уже у клетки с волком. Здоровый такой волчара, серый, злой, клыки огромные, стоит рядом, язык высунул, а Вася его по голове гладит и что-то ему говорит. И вокруг тишина стоит, люди от страха онемели. Я потихоньку его за рубашонку потянула и на руки взяла, а волк посмотрел на меня и как будто улыбнулся.

Ну, сейчас уж напридумываешь, мать, – рассмеялся отец Васи, – собак Васька совершенно не боится. Любых. И они к нему так же относятся, не лают, хвостом виляют, а он их по голове гладит. Звери ласку чувствуют, да и видят, что это детеныш, а к детенышам все звери ласково относятся. Как выйдем мы во двор, так и подбежит какая-нибудь шавка и смотрит на меня, как бы разрешения спрашивает, а можно с Васей пообщаться? Кивнешь ей, а она ему уже руки лижет и старается лицо облизать.

Ты-то, отец, сам байки рассказывать горазд, а меня попрекаешь, – хозяйка явно была в хорошем настроении. – А ведь мы вас, товарищи ученые, уже давненько ждем.

Вот тут пришла очередь удивиться нам.

Откуда же вы знали, что мы к вам придем. Вас милиционер Зотов предупредил? – спросили мы.

У Зотова свои заботы, – сказала Васина мама. – Он перышко Васино взял и потерял где-то. Скажи ему что, снова везде про Васю трёкать будет, пришельцев искать. Я вам по секрету скажу, ты вот, отец тоже послушай, боялась, что смеяться будешь. Останавливает тут недавно меня на улице старичок один. Годов ему ну не меньше восьмидесяти будет. В руках палка простая, без палки-то, видать, трудновато ходить. Говорит мне старичок:

Сынку-то твоему, Васе, скоро семь годков стукнет. Перед днем рождения придут к вам люди и принесут ему перышко, которое мы ему дали. Пусть все время носит на шее.

Да как же он перышко на шее носить будет, там ведь крестик висит, крещеный он, а что-то другое рядом с крестом носить не положено, батюшка так говорил, – сказала я ему.

Не помешает ему перышко, а поможет, – говорит старик. – Как это говорят, на Бога надейся, а от помощи никогда не отказывайся. Ты не бойся нас, девушка, мы люди русские и Васе зла не причиним, хотим, чтобы он знал правду о земле нашей, чтобы русское в нашей земле никогда не меркло, а светилось звездой яркой, и чтобы Россия была той страной, какую судьбу ей боги приготовили. Пусть Вася живет так же, как и все дети, ходит в школу, а когда ему исполнится 63 месяца, на каникулах, в Иванов день садись в поезд вместе с ним, как бы поедешь его провожать к бабушке, а в первый день Осени он вернется к тебе снова в поезд. Не бойся за него, еще гордиться будешь таким сыном.

Сказал и ушел, а я вообще ничего из этого не поняла. Первый день весны это первое марта, а первый день осени это первое сентября. Это что, на полгода Вася будет исчезать? Нет, я так не хочу. Вот вы, товарищи ученые, отправили бы свое дите в неизвестно куда?

Я бы сам туда пошел, – откликнулся я, – русский русскому вреда не сделает, если он действительно русский. А то, что он действительно русский, я вам сейчас докажу.

С этими словами я достал перышко и отдал матери Васи.

Давайте наденем на него, как он придет, – предложил я. – А старик, когда говорил с вами, использовал старославянский календарь. В том календаре век или, как его называли, круг жизни содержит 144 Лета. В каждом Лете было девять месяцев и три сезона – Оусень, Весна, Зима. Отсюда и слова пошли – летопись, летоисчисление, сколько вам лет. Ведь никто не спрашивает, сколько вам годов? Все говорят, а сколько вам лет? Лето – 9 месяцев. Месяц – 41 или 40 дней (в зависимости от того нечетный или четный). День – 16 часов. Час – 144 части. Часть – 1296 долей. Доля – 72 мгновения. Мгновение – 760 мигов. Миг – 160 сигов (слово «сигануть» мы применяем часто, а вот откуда оно пошло, мало кто и задумывался). Сиг – 14000 сантигов. Новые сутки начинались с заходом Солнца. Только у российских пограничников новые пограничные сутки начинаются с заходом солнца, то есть в двадцать часов, как и у прародителей наших. Да и слово сутки есть только в русском языке и в славянских языках. Сутки – это соединение, стык дня и ночи.

Неделя состояла из девяти дней: понедельник, вторник, тритейник, четверг, пятница, шестица, седьмица, осьмица и неделя. Все месяцы начинались в строго определенные дни недели. Например, если первый месяц года начинается во вторник, то и все остальные нечетные месяцы будут начинаться во вторник, а четные – в седмицу.

Кое-что осталось от календаря и сегодня. Поминовение умершего родственника совершается через неделю (9 дней) и через месяц (40 дней), то есть на девятый и сороковой день.

Семь месяцев вынашивает мать ребенка в чреве своем и сорок сороков (сорок месяцев) кормит его грудным молоком.

А через сорок сороков (или четыре лета и четыре месяца) после рождения первого ребенка у женщин наступает период жизненного совершенствования, в результате чего она становится Ведающей Матерью или ВедьМой.

Через 369 недель после рождения человека начинается период его Духовного Обучения, ибо в девять лет происходит первое Великое приобщение к Древней Мудрости Богов и Предков.

Когда же детям из Славянских Родов исполнялось 12 лет (108 месяцев) и они достигали роста 7 пядей во лбу (124 см), для детей начинался новый этап в жизни. В 108 месяцев (или в 12 лет) наступает совершеннолетие человека, и он проходит обряды Совершеннолетия и Имянаречения, после чего мальчиков начинают обучать родовым ремеслам и воинскому искусству.

А еще через 108 месяцев, то есть в 24 лето он, принимая Духовное освящение Священным Огнем, познает истинный смысл бытия своего Рода и истинное значение Родового имени.

В 33 лето наступает время Духовного совершенствования.

А в 369 месяцев или в 41 лето начинается эпоха Духовного Озарения.

Девушка могла выходить замуж только после 16 лет или 144 месяцев, что составляет Единый Круг Круголета. До этого срока она вестует – познаёт Весть, то есть обучается ведению домашнего хозяйства, уходу за детьми, рукоделию, а в 16 лет – заканчивает вестовать и становится НеВестой.

Неужели и Вася все будет это знать? – сказала женщина и заплакала. Муж стал утешать ее.

Будет, а старик говорил про двадцать четвертое июня и двадцать пятое августа. То есть почти на все наше лето. На два наших месяца. Все равно, что в пионерский лагерь поехать на отдых. Хотел бы я быть на месте Васи, – сказал я.

Пока мы разговаривали, с улицы прибежал Вася. Говорить о ребенке, что он пришел или пошел гулять, как-то язык не поворачивается. Сам был маленьким ребенком, и мы всегда бегали по улице, и говорили так же: «пошли бегать на улицу».

Васе надели на шею перышко, я подарил ему книжку-дневник и попросил записывать туда впечатления о проведенном лете. С родителями мы договорились встретиться в конце сентября. Мы приедем к ним, а если что-то случится, то они позвонят нам.



Глава 3


Дневник Васи Силаева. Лето первое.


«Мы с мамой поехали к бабушке. Я закончил первый класс и годовые оценки у меня все четверки. Не нравится мне в школе. Много ребят чему-то завидуют, а другие просто хвастаются, что они богатые. Есть еще – прилипалы к богатым. Богатые думают, что у них есть деньги и их за это все любят. Мама почему-то плачет.

Мы стояли с мамой в коридоре вагона. Вдруг подул сильный ветер и унес меня. Когда я открыл глаза, то увидел большую поляну, на которой сидят много волков.

Один Волк подошел ко мне, протянул лапу и сказал:

Я твой друг. Меня зовут Сав. Давай будем дружить.

Я тоже протянул ему руку и сказал, что мы будем друзьями. Сав повел меня в лес, и мы пришли к огромному дому, огороженному столбами с изображениями разных лиц. Во дворе нас встретил старик.

Он сказал:

Здравствуй, Вася. Меня зовут Велимудр. Отдыхай пока. Сав покажет, где ваша комната. Вы уже успели подружиться?

Я кивнул головой, и мы вошли в дом. Я никому не скажу, что Сав умеет разговаривать. Все равно никто не поверит.

Звери могут разговаривать с человеком, если этого захочет человек и будет к зверям относиться так же, как и к людям.

Люди между собой ведут хуже зверей, дерутся, ругаются, вырывают лучшие куски. У зверей тоже бывает такое. Таких зверей боятся, но никто не любит.

Как только показавший силу зверь ослабевает, все набрасываются на него и разрывают на куски.

У нормальных зверей такие же правила, как и у нормальных людей. Это мне Сав рассказал.

Мы с ним жили в одной комнате, только я спал на постели, а он на коврике перед постелью и, как более умный и храбрый, он охранял маленького человека.

И столовые у нас были разные. Зато на занятиях мы были вместе.

У каждого мальчика и у каждой девочки был свой волк. Они участвовали в наших играх, мы бегали вместе с ними, схватив их за густую шерсть. Мы не боялись одни ходить в лес, с нами были наши волки, которые знали все тропы и дорогу к нашему дому.

Нас был целый класс. Двадцать мальчиков и десять девочек. Наша классная учительница тетя Люба. Она велела к себе обращаться именно так. Тетя Люба провела нас по дому и рассказала, что и где находится.

Мы каждый день играли и ходили гулять по лесу. Часто играли в прятки. Наши волки учили нас прятаться и сидеть так тихо, чтобы тебя никто не видел и не слышал.

Вечером мы пили молоко с куском каравая и ложились спать.

Мой брат рассказывал, что раньше у нас были пионерские лагеря. У нас не лагерь. У нас дача.

Зато я вместе с волком собрал гербарий и сделал надписи к тем травам, которые я собрал. Вот, смотрите.

Tрипутник. Накануне Ивана Купала трипутник кладут под голову на ночь со словами: «Трипутник-попутник, живешь при дороге, видишь малого и старого, скажи моего суженого».

А это просто подорожник, порезник, ранник, чирьева трава, трипутник.

Подорожник способствует остановке кровотечения, заживлению ран, язв. Отвар листьев помогает при зубной боли, кашле, туберкулезе, коклюше, астме. Сок успокаивает боль в ушах, помогает при болезнях желудка.

Семена используют как слабительное средство, отвар семян в качестве компресса применяют при воспалении век и кожи.

А напары и отвары из листьев применяют при язве желудка, воспалении мочевого пузыря, геморрое и кровохарканье. Трипутник применяется против всех видов порчи, наводимых на ноги.

Травушка-муравушка. Злая колдунья посадила ее рядом с людьми, а эта трава не захотела приносить вред людям и решила помочь людям. Коровы, съев эту траву, стали давать самое вкусное молоко. Из корня травушки-муравушки делают красивую краску, а из стебельков – целебные настои для здоровья (витамина С в них больше чем в лимоне). Ученые люди назвали эту траву – Спорыш из семейства гречишных. А народ называет ее еще топотун-трава, конотоп, трава молодости.

Татарское зелье. Привезли его к нам монголо-татары. Растение очищает водоем так, что можно без боязни пить воду и поить лошадей. От растения гибнут блохи и другие насекомые-паразиты, поселившиеся в доме.

Если собрать ветки зелья в пятый день пятого месяца и развесить по сторонам дверей и окон, то в течение пяти месяцев растение будет оберегать ваш дом от всякого зла.

Если носить корень растения при себе, то он будет отпугивать всю нечисть.

Отвары этого растения используют при заболевании десен и зубов, заболевании печени и желчных путей, почечнокаменной болезни, бронхите, водянке, цинге, слабости пищеварения, отсутствии аппетита.

Если есть проблемы с волосами, то нужно вымыть голову отваром корня.

При эпидемиях холеры, чумы, гриппа, рекомендуется жевать корень для профилактики. А порошком и сейчас рекомендуют присыпать гноящиеся раны.

И называют по-ученому это растение – Аир болотный.

Одолень-трава это белая или желтая кувшинка (купальница, водяной прострел), которая одолевает любую нечистую силу.

Отвар и ванны из кувшинок применяют как болеутоляющее, успокаивающее, снотворное, мягчительное и жаропонижающее средство.

Крепкий настой из лепестков цветков лечит угри и делает малозаметными веснушки.

Из сухих корневищ можно делать муку и выпекать из нее хлеб.

Поджаренные семена кувшинки белой используют как заменитель кофе, а свежие вымоченные корневища едят в жареном и вареном виде.

Отвар из одолень-травы поможет девочке подружиться с мальчиком. Амулет из одолень-травы охраняет путешественников от разных бед и напастей.

Сав знает свои, волчьи травы, но это, – говорит он, – людям совершенно не нужно.

Тетя Люба рассказывала нам, как нужно сушить эти травы. Как крепить эти травы в гербарии и как применять их, если мы почувствуем недомогание.

Я чувствую себя врачом и буду лечить не только себя, но и моих папу и маму, брата, наших соседей и вообще всех людей, которым потребуется моя помощь.

Мы живем в маленьком домике, потому что мы самые маленькие. В среднем домике живут те, кто старше нас, а самые старшие живут в большом доме. Наши преподаватели живут в своих домах, которые находятся далеко в лесу.

Нашего директора зовут Велимудр, потому что он очень умный и все его за это уважают.

Тетя Люба учит нас распознавать травы, в которых содержится сила земли нашей, и учит общению с людьми так, как это учили раньше во всех русских семьях.

Мальчик и девочка должны не сорить и не ронять ни одной крошки хлеба, иначе будет голод и неурожай. Хлеб дорогой, нужно беречь его и уважать как Божий дар.

Если кто за обедом, не доев своего ломтя хлеба, возьмется за другой, или отломит кусок от другого, то кто-нибудь из близких оголодает или будет терпеть нужду. Жадный всегда объест кого-нибудь.

Нельзя макать хлеб в солонку, потому что крошки туда падают и соль засорится.

Не нужно класть испеченный горячий хлеб на горбушку, потому что она тогда легко отстает и хлеб в промежутке этом легко плесневеет.

Скорлупу от выеденных яиц нужно давить на мелкие части, иначе русалки построят себе из нее кораблик и будут плавать, назло и насмех людям; а если скорлупа останется на дворе и в ней накопится дождевая вода, да сорока напьется, то у того, кто выкинул скорлупу, будет лихорадка.

Муха в щи залетела – к счастью.

Свистать в комнатах почитается или грехом, или дурным предзнаменованием, говорят, что от этого дом пустеет.

Порожнюю колыбель нельзя качать, а то дитя жить не будет; этим унимают старших баловней, от которых и без того в тесной избе некуда деваться.

Новорожденную должно купать в белом белье, чтобы бела была и нежна.

Через порог не здороваться; поссоришься, либо дети немые будут.

Нехорошо возвращаться, идучи от людей из дому, когда уже совсем собрался, оделся, простился и ушел, потому что это по-пустому тревожить хозяев; а если что забудешь и воротишься, то значит скоро опять свидеться.

Нельзя пришивать пуговицы на себе, или зашивать платье, которое надето; пришьют тебе память.

Кто, сидя от безделья ногами болтает, тот черта качает.

Коли домовой завьет у лошади по-своему гриву, то не трогать ее, а то он рассердится и испортит лошадь.

Порядочным людям грешно купаться после Ильина дня (20-го июля); а после Ивана постного (29-го августа) грешно уже всякому, даже и сорванцу, потому что в конце июля вода дрогнет, как говорится, и зацветает; а в конце августа она холодна и ребятишки, набегавшись наперед, легко простужаются.

Яблоки грешно есть до Спаса, а орехи прежде Воздвиженья.

Кто в большой праздник проспит заутреню, того купают, бросают с размаху в воду или обливают.

Ключей не класть, куда попало на стол, иначе выйдет ссора в доме, а класть их всегда на определенное место, в стороне.

Перебираясь на новое жилье, в старом не покидать сору, тряпья, черепков и прочего мусора.

Корова с подойником продается, а лошадь с недоуздком.

Не должно спрашивать хозяйку, сколько у нее дойных коров, сколько кур несется, сколько наседок, не заботься о чужом хозяйстве».

Я читал Васин дневник и думал, сколько еще всего наивного таится в душах людей, а ведь все это мудрость вековая и каждый найдет свою причину, от чего она пошла. И Вася будет думать, прежде чем что-то сделать. Разве первый класс общеобразовательной школы даст столько знаний, сколько получил мальчик за два месяца среди ведунов?



Глава 4


Институт дохристианского периода России все-таки создали. Маленький. И для изучения только тайных сторон этого периода. А тайн в истории государства нашего предостаточно.

Когда христианство пришло на Русь, то все дохристианское было объявлено ересью.

Как же мы жили в ереси и куда делись документальные источники того периода?

Если бы грамоты были не берестяные, а из материала, из которого создана птица Феникс, то у нас было бы достаточно свидетельств о том периоде, а у нас каждый новый князь начинал с того, что сжигал все, что относится к прежнему правителю.

Берите любого государя русского. Никто не был исключением. Ни единый человек. Но об этом позже. Главное – разобраться с чистой и нечистой силой.

Говорят, что у Адама и Евы первые дети родились уродливые и страшные. Адам хотел утопить их в реке Евфрат, но Ева упросила не губить их, а просто спрятать так, чтобы их никто не смог увидеть.

С того времени эти нечистые дети прячутся в избе, в бане, во дворе, в лесу или водоеме. Там они и живут, изредка наведываясь к людям и творя им различные пакости.

Если человек хорошо относится к ним и уважает их присутствие, то они ему помогают.

Вот, например, некоторые из них:

Бабка-запечельница. Добрый дух в облике старушки, живущей за печкой. Часто помогает, а иногда и вредит хозяйке дома.

Волокита. Это демон, который посещает женщин в отсутствие мужа. Волочится за всеми женщинами.

Ичетик. Маленький человечек, живущий в воде. Когда он появляется в омутах, запрудах, на водяных мельницах, то так он подает знак о грядущем несчастье.

Колокольный мужик. Призрак, появляется на колокольне в полночь, сидит под колоколами и улетучивается, когда колокол прозвонит в третий раз. Поэтому и крестятся только при третьем ударе колокола, чтобы не бить поклон нечистому духу.

Маньяк. Нечистый дух в виде падающей звезды. Пятого марта не следует смотреть на падающие звезды, иначе беда будет грозить неминуемая.

Мара. Призрак в виде девушки в белом с распущенными волосами или сгорбленной старухи, которые похищает вещи из избы. Лунными ночами Мара шьет и прядет, но видеть ее за этим занятием не к добру. Если она появляется вне дома в облике белой женщины, то это предвещает смерть. Все бандиты своих женщин называют марухами.

Мельничный Водяной принимает облик красивой девушки или собаки. Мельники всегда дружат с этими духами воды.

Баенник. Поселяется во всякой бане за каменкой, всего же чаще под полком, на котором обычно парятся. «Нет злее баенника, да нет его добрее», – говорят про него. Нельзя ходить в баню в четвертую перемену, это очередь баенника. Вместе с ним моются черти, лешие и овинники. Банника можно и «умаслить» круто посоленным ржаным хлебом.

Овинник. Похож на огромного кота величиной с собаку, весь черный и лохматый, умеет лаять по-собачьи и хохочет не хуже лешего. Не позволяет топить овины в заветные дни и сушить хлеба во время сильных ветров, устраивая за это пожары.

Всех их и не перечислишь. Домовой-доможил. Домовой-дворовой. Кикимора. Леший. Полевой. Водяной. Русалки. Оборотни. Колдун-чародей. Ведьма. Кликуши. Клады. Знахари-шептуны. Плотники и печники. Пастухи. Царь-огонь. Вода-царица. Мать-сыра земля. Священные рощи.

Чем больше мы собирали информации, тем сильнее поражались тому многообразию истории и верований, которые были у наших предков.

Богами были Белобог или Свентовид. Вода. Вий. Волх. Даждьбог. Денница. Джевана. Дива. Дий. Доля. Желя. Жива. Злата майя. Карна. Квасур. Коляда. Корочун. Коруна. Купала. Кродо. Лад. Лада. Лель и Полель. Леля. Летница. Лихо. Макошь. Морена. Недоля. Овсень. Перун. Погода. Подага. Позвизд. Полкан. Порвата. Поревит. Поренуч. Припегала. Прия. Проно. Род. Сварог. Светлоноша. Светулуша. Своба. Святибор. Симаргл. Скатия. Стрибог. Сытиврат. Триглав. Троян. Tуа. Услад. Хорс. Цеця. Чудо морское. Чернобог или Велес. Щур. Ярило. Ящер.

Когда стали перебирать духов, то удивились, что злые и добрые почитались одинаково: Алконос, Алконост. Амбарник, Амбарный. Баба Яга. Банник, Обдериха. Белая Баба. Берегиня. Бесы (Черти). Блазень (Приведение). Блуждающий Огонь. Богатырь (Великан, Волот). Болотник. Бука (Бага, Коко). Вампир (Упырь). Ведогоны. Ветровой (Вихровой). Вий. Вила (Русалка, Купалка). Водяной (Омутник). Волкодлак (Вовкулак, Оборотень). Встречник. Гамаюн. Горный. Дворовой. Дикие люди. Домовой. Единорог (Индрик). Жар Птица. Земляная кошка. Змей Горыныч (Огненый). Змея дворовая. Змея Скоропея. Игоша. Кикимора (Пустодомка). Китоврас (Полкан). Кладовой. Колокольный. Коровья смерть. Леший. Лизун. Лихо Одноглазое. Лихорадка (Кума). Мамон (Мамонт). Мертвяк (Заложный). Миряк. Мороз Дед (Морозко). Овинник (Гуменник). Полевик (Луговой). Полудница (Удельница, Росомаха). Предки (Родители). Птица Юстрица. Рарог. Сирин (Вещица). Снегурка (Снегурочка). Стратим. Чудо Морское. Чур. Шиш (Шишига).

Я перечитывал это по нескольку раз и ловил себя на мысли о том, что обо всем этом я уже слышал, что это все до сих пор присутствует в народных сказаниях и что у всех славян были одни и те же боги и духи.

А что сейчас? Сейчас злейшие враги между собой – славяне. Не верите? Посмотрите на отношения Украины и России. А еще говорят, что была Киевская Русь. Вроде бы стал для всех единый Бог, который разъединил всех людей на свете. Даже в исламе присутствуют христианские боги, а кто же может говорить о единстве?

А когда было много богов, то все люди были едины, были славянами, славили богов своих и себя.

Где же свобода вероисповедания? Почему христиане обрушились с огнем и мечом на славянских богов? Разве славяне ходили жечь христианские храмы? И что удивительно, на славянскую религию ополчились все христианские течения, объединившиеся в этом с исламом.

Почему славянская вера вызывала такую ненависть? Да потому что славян в открытом бою не победить. Заветы отцов и вера ломали все силы, которые шли на славян.

Но перевербовали князя Владимира в свою веру и начался закат славянства. Кровавый.

Пришел к власти по-голландски настроенный царь и начал голландить всю Россию, вырывая все с корнем и выжигая огнем. Даже флаг у России голландский, только перевернутый.

Потом царями стали немцы и начали немечить Россию.

Потом пришли марксисты – начали марксистить Россию огнем и мечом.

Потом пришли западные демократы и стали демократить всю Россию, загоняя ее то в большой теннис, то в дзю-до или в горные лыжи. Хорошо, что не в сумоисты. Тогда весь парламент и правительство были бы с огромными животами и этими животами стукались для поиска истины. У кого больше живот, тот самый большой начальник, башлык и значит самый правый во всем.

Потом пришли капиталисты и стали Россию капиталистить, но уже по-новому и с западными ценностями, для которых русский дух — это как красная тряпка для быка в Испании или слово еврей для Гитлера.

И вот среди всего этого западничества и восточничества христиане и мусульмане ищут русский дух или русскую идею. Русскую идею нужно искать на Руси.

Русичи всегда были толерантны, по-русски говоря – терпимы ко всем религиям, и не нужно идею искать по закоулкам с фонарем среди бела дня, она есть в народе. В его единстве.

Наш народ разъедает все то, что приходит извне и все то, что отторгается всем миром. А все потому, что нет почитания родителей своих и гордости за свое Отечество. Да и Отечество свое о людях своих заботится постольку, поскольку если не заботиться, то о государстве вообще никто заботиться не будет.

Собственно говоря, все программы работы нашего института и есть программа летнего обучения Васи Силаева. Я не знаю, как там у них, но это, пожалуй, интереснее будет, чем модные сейчас ролевые игры.



Глава 5


Прошло три года. Капитализм рос и крепчал, являясь все таким же чуждым элементом нашего общества.

Наш институт остался таким же маленьким, но это на поверхности, а внутри он разрастался не по дням, а по часам.

Большинство тем стали закрывать, вернее, засекречивать. Многие работники только числились в институте, и их вообще никто не видел в глаза. Даже я, как директор института, хотя знаю, какие темы и где разрабатываются.

Это говорит о том, что идея создания подобного института была очень своевременной и важной. Как и нанотехнологии. Мы вот только сейчас подходим к нанотехнологиям, о которых наши предки и слыхом-то не слыхивали. Но, если поплевать в кипящее молоко, то есть прибавить к кипящей массе нанокомпоненты из организма определенного человека или животного, то агрессивная среда превращается в пассивную среду с явно выраженным косметическим эффектом, превращая невзрачного человека в красавца писаного. Вы думаете, сказка «Конек-горбунок» появилась на пустом месте?

Или возьмите старое выражение «сердцем чуять». Сердцем, конечно, ничего не почувствуешь кроме инфаркта, да и инфаркты порой проходят безболезненно, а вот установление телепатической связи с интересующим объектом налицо.

Повсеместная телепатия, конечно, не нужна, но для определенных лиц и в интересах государства это достаточно ценное приобретение. Дыму без огня не бывать.

Возьмите шапку-невидимку. Эффект невидимости уже доказан и существует немало способов достижения этого эффекта. Но только с помощью технических средств, а не с помощью тех способностей организма, которыми пользовались наши предки.

А сапоги-скороходы? Сапоги – это просто отличительный признак человека, которого назначили на должность скорохода за то, что он очень быстро бегал. А насколько быстро он бегал? Что ему придавало такую способность? Вот над решением этих проблем и бьется одно из подразделений моего института.

Мы сможем без применения каких-либо фармакологических средств, без химии, без допингов увеличить результаты наших спортсменов, поставить на ноги неходячих людей, повысить мобильность наших спецподразделений.

Или скатерть самобранка? Это уже люди придумали, что на ней появлялись кувшины и рюмки, тарелки и вилки, для красоты, так сказать.

Была какая-то биологическая основа, на которой методом гидропоники либо посева клеток органических веществ выращивалась масса, пригодная для питания моряков и пеших путешественников. В принципе, с увеличением количества населения земли и уменьшением количества пищи данная методика будет востребована.

Или трава-ограда и деревья-сторожа? А изучение языка зверей и птиц? Это еще несколько шагов на пути к взаимодействию с природой. Нашим предками удавалось многое, а вот мы оказались неблагодарными наследниками.

А сейчас посмотрите, сколько усилий нами было затрачено для организации этого института. В других странах за эту идею ухватились бы сразу и создали все условия. Только работай и выдавай на-гора то, чего нет ни у кого, стоит дешево, а прибыль сулит высокую. Они же наши поговорки используют, наших специалистов и над нами смеются. Я бы на их месте над такими людьми тоже посмеялся.

Что за поговорку они используют? Да всем известную: ремесло не коромысло, плеч не оттянет, а само в рот протянет. Они всю поговорку используют, а мы только вторую половину.

Вот тут и следующий вопрос возникает – а почему так дело вышло? А вы посмотрите, кто у нас на воеводстве сидит? Либо медведи полные, кто только топать ногами умеет да рычать – разорву, раздеру, если к утру вершки и корешки не соберете, либо молодое поколение руководителей, у которых за спиной всегда висел лозунг: «Кибернетика – продажная девка империализма. И. Сталин!» и «Кибернетика – наука мракобесов!».

Любая попытка движения вперед пресекалась, шаг влево, шаг вправо – попытка к бегству, прыжок на месте – провокация. Лучше спокойно сидеть и ждать, когда кто-то в рот протянет.

Наше изобретение – дурь. Западное такое же – гениальное.

На воеводство назначали людей тупых, но исполнительных. И еще преданных. Они и себя окружали такими же – тупыми и исполнительными, причем исполнительными до такой степени, что если им поручить бить поклоны, то они и лоб себе разобьют.

И вот они создали такую машину, а по-современному – управленческий аппарат, настроили ее и запустили в работу. И он успешно работает до сегодняшнего дня, расшибая кому надо лоб и вышвыривая из себя неугодных, вознамерившихся заменить шестеренку или выбросить целый узел для улучшения работы.

Самонастраивающийся механизм, который не могли сломать ни революции, ни перестройки. Этот механизм мгновенно приспосабливается к любой эволюции, не меняя своей сути.

Если сегодня взять и проверить всех чиновников группы «А» на знание ими компьютеров и компьютерных технологий, использование современных методов управления, то страна наша после окончания экзамена будет полностью обескровлена. Или останется человека два-три на своих местах.

И о каком же движении вперед можно говорить, если самые современные компьютеры стоят в начальнических кабинетах в качестве иллюстрации, что и мы, мол, тоже не чужды современным веяниям и используются в лучшем случае в качестве видео или музыкального проигрывателя, а такие же компьютеры у секретарш для раскладывания пасьянсов.

Как ни крути, а научный прогресс в нашей стране идет только по указке сверху. Будет директива – будет прогресс, не будет директивы – разойдись, какого хрена тут собрались?

Нашему бы народу да умную голову сверху поставить, а в голову эту мозги вложить, то понеслась бы русская тройка по неровному шляху нашего прогресса…

Хотя верится в это с трудом, потому что тройка в нашем понимании навсегда врезалась в качестве триединой задачи построения коммунизма и особой тройки в составе первого секретаря обкома, прокурора и начальника НКВД, наделенных правом вынесения любых приговоров без суда и следствия. Так на тройке можно принестись прямо к другой тройке и стоп, телега!

А недавно вызвали меня в одно учреждение на одной знаменитой площади, где работают люди с холодными руками, горячей головой и чистым сердцем (или все наоборот) и начальник их, повышенный с должности председателя до должности директора, говорит мне:

А что вы скажете, если мы прямо сейчас одним росчерком пера вам, старшему лейтенанту запаса, присвоим звание полковника с выдачей окладов и пайковых денег, обмундирования всякого, пистолет именной и удостоверение в красной корочке, которое откроет вам двери всюду, а?

Спасибо, – говорю, – за оказанное доверие, да только скажи я «да», как вы меня сразу через день на ремень, еще пошлете куда-нибудь портянки пересчитывать да зачеты по строевой подготовке принимать.

Ну, что вы так плохо думаете о наших органах? – обиделся начальник. – Это в армии, а в органах совсем по-другому.

Я, товарищ начальник, после университета сразу был в двухгодичники зачислен на Дальний Восток в центр управления группировкой спутников связи. Начальник Центра майор, умница необыкновенная, кандидат наук, однозначно стал бы начальником центра управления космическими полетами. И вот приходит проверка во главе с командующим. Начальник мой докладывает, что так вот и так, а командующий смотрит на него и говорит:

Это что у тебя за прическа, майор? Ты где служишь? Ты какой пример подаешь офицерам и всем военнослужащим вверенного мне округа, а? – Поворачивается к порученцу и говорит, – Снизить в воинском звании на одну ступень, – развернулся и вышел. А в армии такие вещи делаются быстро, позвонили в кадры, через полчаса генерал прямо на спине порученца подписал приказ, другой порученец с майора погоны срезал, а кадровики смотрят – майора-то уже пора в подполковники представлять, а он капитаном стал и сразу срок службы у него взял и вышел. Как у поляков, думали с немцем повоевать еще, пол-Польши за спиной, повернулись, а там уже Красная Армия стоит. И уволили капитана. Через час командующий и этот приказ подписал. Получилось, что с волчьим билетом. Сейчас этот генерал в клубе военачальников заседает, мудрости военной учит, а капитан тот сгинул, ни слуху, ни духу. Такая вот участь у всех наших Левшей.

Я же говорю, что это в армии, а вот в органах…, – начал оправдываться начальник.

Знаем мы и органы, – не сдавался я. – В годы моего офицерства послали меня с отделением солдат на усиленную охрану границы на пограничную заставу на остров, половину которого китайцам отдали. Дали нам фуражки зеленые, погоны заменили. Смотрю я, а там офицер мне знакомый, старший лейтенант, портянки и белье пересчитывает, а записи в блокнотик на китайском языке делает. Мы с ним в университете познакомились, их ваше ведомство направило к нам в университет китайский язык изучать, чтобы стать военными дипломатами. Стоило ли язык иностранный изучать, чтобы портянки пересчитывать? Вот и органы ваши.

Да это было в тот период, когда погранвойска были выведены из наших органов, а сейчас они снова в наших органах и сейчас с этим делом полный порядок, – уже бодро заговорил высокопоставленный человек…

Конечно, когда войска вывели из органов, то у них каждый стал занимался своим делом, а как в органы вернули, то снова дипломаты поехали портянки считать, – подлил я масла в огонь.

Ну, вот что, товарищ профессор, мне нужно ехать на совещание, поздравляю вас со званием полковника и до свидания, – не выдержал спора руководитель и быстро убежал от меня.

Так вот я и стал полковником, подчиняюсь военной дисциплине и требую это от своих подчиненных, но только тогда, когда они это заслуживают. Наш институт долго футболили в разные организации, пока, наконец, не нашелся самый спокойный хозяин, у которого на гербе девиз: «Отечество. Доблесть. Честь».

Хотя я и бурчал по-штатски, но кое-какую независимость себе выбил. А второе, подойдет к тебе человек служивый, которому право дано самому себе помощников выбирать, и скажет:

Отечество наше в опасности. Помоги нам.

Не знаю, кто и как ответит. Представляю варианты ответов:

Да я сейчас расскажу о вас во всех средствах массовой информации.

Я обращусь во все международные правозащитные организации.

А пошли вы все…

Ответ этот будет служить показателем здоровья нашего общества. Что было бы в древнерусские времена, если бы воевода на свое предложение-просьбу такие же ответы получил? Варианты ответов додумывайте сами. А он всего один.



Глава 6


В гости к Силаевым я выбирался почти ежегодно и стал как бы вроде родственника в их семье, хотя и жил в гостинице. Часто мы гуляли с Васей одни в парке, разговаривая на различные темы.

Вася рос и взрослел прямо на глазах. Он оставался обыкновенным мальчишкой, но мальчишкой, который знает свое предназначение в жизни.

Я буду воином, – говорил он мне.

Правильно, – поддерживал я его, – каждый мужчина должен быть защитником своей страны, воином. Изучишь военное дело, станешь офицером, будешь командовать десятками, сотнями, тысячами воинов и будешь настоящим защитником.

Нет, я буду воевать один, – как-то задумчиво произнес Вася и добавил, – но для этого нужно очень много учиться. Нужно быть на голову выше своих врагов, но не дать им догадаться об этом.

Что-то и мне в последнее время стало казаться, что Вася намного умнее того мальчика, каким мы привыкли его воспринимать.

Я сидел на скамейке на аллее, усыпанной золотыми кленовыми листьями, и смотрел, как мальчик, расставив в стороны руки, падал на собранные дворником подушки опавших деревьев.

Я бы тоже принял участие в его игре, только возраст мешает. Хотя разве возраст помеха тому, чтобы каждый человек почувствовал себя ребенком? Я встал и направился к нему, как вдруг увидел огромного ротвейлера, несущегося прямо на мальчика.

Как всегда, собака была без намордника (нужен закон, чтобы хозяева бойцовых собак на прогулках надевали намордники на себя, если они не хотят надевать намордники на своих воспитанников).

Вася изготовился к обороне, я бросился ему на помощь, но вдруг между мальчиком и готовящейся к нападению лоснящейся собакой появился волк. Ротвейлер круто затормозил и, как шавка, поджав хвост, с визгом бросился наутек, не заметив и хозяина. Вася подошел к волку, обнял его, что-то сказал и волк исчез.

К нам подошел хозяин ротвейлера. Точно говорят, что животные похожи на своих хозяев.

Что вы сделали с моей собакой? – загавкал он. – Да я вас по судам затаскаю. Куда вы свою собаку дели?

Так меня подмывало врезать по этой жирной красной морде с узенькими глазками, но Вася, вероятно, почувствовав мои намерения, взял меня за руку и потянул в сторону своего дома.

После прогулки был чай с привезенным мною «Пражским» тортом. Есть один секрет: знаю, где их делают.

Вася после чая пошел делать уроки, а мы сели в уголок с родителями, чтобы обменяться мнениями.

Я просто удивляюсь своему сыну, – сказала его мать. – А я так боялась отпускать его неизвестно куда. Сейчас совершенно спокойно отношусь к его каникулам. Он такой же мальчишка, как и все, но есть в нем скрытая серьезность и принадлежность к какому-то важному делу. Он не ищет с кем-то ссоры и уходит от навязываемых конфликтов. Не то, что он убегает от них, он проходит сквозь них. Он очень много знает, но никогда не обнаруживает свои знания, если они выходят за рамки школьной программы.

Прилежный ученик, – говорят про него.

Девочки относятся к нему с какой-то непонятливостью – не лидер и не дает никому наступить себе на хвост. Держится в сторонке. Знает все. Его укоризненный взгляд смущает всех. Преподаватель естествознания на него нарадоваться не может. С учителем труда дружеские отношения, любит строгать дощечки и какие-то приемы работы у него, которые нигде почти не встречаются, но ловкие и умные.

Учителя у него хорошие, – сказал отец, – мудрые. Агрессивность не показатель ума. Умение дать отпор иногда важнее «воспитательных» военных походов. Видел я, как он дрался со старшим мальчишкой. Я уже бегом побежал, но потом остановился, потому что помощь сыну была не нужна. Он свободно уходил от ударов и захватов, выматывая своего соперника. Потом легко уложил его на землю и поставил коленку ему на грудь.

Давай дружить, а не враждовать, – сказал Вася и протянул руку поверженному противнику.

Тот был вынужден принять протянутую руку. Другом он не будет, это точно, будет копить месть, но зато на виду, а не втайне. Периодически нужно будет его принуждать к дружбе, он и привыкнет к тому, что мирная жизнь приносит намного больше выгод, чем вражда. Я сам до этого всего лишь недавно дошел, а Вася это понял с детства.

Звоните мне, если что, – сказал я родителям, – я, почитай что, Васин крестный родитель и несу за него ответственность.

Вася, – сказал я мальчику, – давай прощаться, я уезжаю, но на следующий год буду снова. Ты не дашь мне почитать свои дневники? Для подготовки воина-одиночки нужна хорошая память и хороший слог, чтобы сообщения твои из стана врага никто двояко не обмысливал. А мне нравится, как ты пишешь.

Вася подал мне четыре тетрадки и крепко пожал руку.

Дневники я начал читать прямо в вагоне поезда.



Дневник Васи Силаева. Лето второе.


На поляне меня встретил верный друг Сав. Лизнул в лицо.

Как отдыхал, Вася? – спросил он.

Я скучал без тебя, Сав, – ответил я и обнял его за шею.

Я тоже, – сказал волк и вильнул хвостом. – Пойдем, – потянул он меня за рукав, – там все собрались, не хватает только тебя. Знаешь, как плохо одному сидеть и ждать, так и хочется завыть.

Мы вприпрыжку побежали к нашему дому. Все наши мальчики и девочки сидели за большим деревянным столом. Перед каждым стояла большая глиняная кружка с молоком и лежал большой кусок ржаного хлеба. Такие же кружки стояли перед Велимудром и тетей Любой.

Опоздавший сейчас расскажет всем стишок, – сказал Велимудр, – вот тебе пять минут, Вася, приготовься и расскажи.

Я стал думать, какой же стишок рассказать ребятам, и ничего не приходило в голову. Я забыл все фамилии поэтов и все стихи, которые учил. А рассказывать нужно, не хочу, чтобы Велимудр укоризненно помотал головой, если я не справляюсь с заданием. Я стал быстро сочинять.


Я рад с друзьями за столом

Испить с дороги молока,

Собранью бью своим челом

И вот вам всем моя рука.


Я прочитал это стихотворение, и все засмеялись. Засмеялся и я. Первый раз и за пять минут, извините за огрехи. Засмеялся и Велимудр:

За находчивость хвалю, а стихами заниматься – велю. Вдруг у нас свой Пушкин появится, негоже таланты в землю зарывать. В этот раз мы все продолжим изучение трав земли нашей и будем играть в прятки. С вами будет заниматься учитель Нехор. Он припоздал, так же как и Вася, видать, дела срочные задержали.

Только он это произнес, как вошел учитель Нехор, и все снова засмеялись. Нехор нахмурился, но долго хмуриться он не умел и, насупив брови, спросил:

Над кем смеетесь? Над собой смеетесь, – и засмеялся сам. – А сейчас ищите меня, – сказал он, взмахнул плащом и исчез.

Все начали озираться, а Велимудр сказал:

Брат Нехор, не пугайте нас своими исчезновениями, попейте лучше молочка да расскажите отрокам, где и как вы будете заниматься с ними.

Нехор вышел из-за спины Велимудра, присел за стол. Тетя Люба принесла ему молока с хлебом. Нехор степенно начал рассказывать, что заниматься мы будем на природе без наших волков. Волки эту науку хорошо знают, а нам нужно будет изучать все с азов, чтобы земля и все, что на ней есть, помогали нам не обнаруживать себя, когда это не нужно, и исчезать тогда, когда это нужно.

Будем играть в прятки в лесу. Кто со мной? – спросил он.

Я!!! – крикнул каждый из нас, и мы сразу захотели бежать в лес прятаться, но Нехор остановил нас и сказал, чтобы мы сначала отдохнули, а завтра сразу после завтрака и начнем занятия.

Мы все соскучились и стояли у дома группками, рассказывая, кто и что видел, как учатся в разных школах. Каждый поглаживал по голове своего волка, молчаливо показывая, что его волк самый лучший. Волки это чувствовали и щурились на солнце, готовые по любому движению глаз стремглав помчаться за тем, что попросит его друг.

На ужин были каша и чай. Мы еле съели его, и пошли в свои комнаты. Вернее, волки потащили нас в наши комнаты, потому что нас сваливал сон, и мы были готовы улечься прямо у стола, так мы устали в первый день после прибытия в нашу летнюю школу.

Утром нас разбудили колокольчики коров, идущих на выпас. Я проснулся и сначала не мог понять, где это я, а потом вспомнил. Переоделся полотняную рубаху, такие же штаны, зашнуровал опорки и побежал на завтрак и на занятия. Опорки — это не обрезанные сапоги, а самодельные кожаные ботинки, очень удобные и бесшумные для прогулок по лесу.

Нехор ходил с нами по лесу и рассказывал, как нужно маскироваться и как различать зверя, чтобы и самому оставаться невидимым.

Вы живете в городах, – говорил Нехор, – а город — это большой лес и законы леса вполне применимы к условиям города. Только умный это сделает, а кому-то и невдомек, что же можно применить в городе то, что вы постигнете сейчас.

Одежда по цвету должна соответствовать фону местности, чтобы человек сливался с ним и становился неотличимым от него. Попугай может быть незаметен там, где все попугаи, но не там, где все соловьи.

Учтите и сезон ношения одежды. Не надевайте зимой все черное, а летом все белое. Одежда должна быть «пятнистой» и переходы цвета на пятнах не должны быть резкими.

Не нужно четких контуров своей фигуры, особенно головы и плеч. В лесу, в поле, на болоте и в городе человека труднее разглядеть, если очертания его фигуры будут «размазанными» – неясными, расплывчатыми, взлохмаченными и несимметричными. Иногда неподвижность маскирует намного сильнее, чем все вышеперечисленное.

Лучше, если ваши движения будут мягкими и «кошачьими».

Старайтесь избегать демаскирующего фона неба и воды. Нужно чаще находиться в тени, которая скрывает человека так же, как и темнота.

Следите за тем, как маскируются животные. Например, жаворонок. Вот он опустился на землю. Стоит отвести взгляд, и вы не увидите его, хотя он сидит на прежнем месте. А если он побежит, то и заметить его нетрудно. Главный способ маскировки – неподвижность в сочетании с цветовой гаммой одежды, соответствующей фону.

Некоторые звери и птицы часто ложатся и лежат, как мертвые, без всякого движения, как говорят, «западают».

Звери иногда прячутся, забиваясь под корни деревьев, коряги, в подвернувшиеся норы и так далее. Особенно часто так делают раненые животные.

Утки нередко ныряют и, схватившись клювом за подводные части растений, не всплывают на поверхность.

Часто животные скрываются в зарослях, в траве, в ветвях деревьев (птицы, белки, бурундуки, куницы, соболя, рыси, росомахи и другие), в норах, ныряют в снег (как это делает горностай) или в воду (водоплавающие птицы, выдры, норки, ондатры). Все способы укрытия перечислить невозможно. Как правило, и звери, и птицы безмолвны. Лишь в случаях действительной надобности или при сильном возбуждении они подают голос. Даже сильная боль при ранениях редко заставляет их кричать.

Звери обладают способностью ходить без шума. Это относится не только к хищникам, но и для их потенциальных жертв.



Глава 7


Дневник Васи Силаева. Лето второе (продолжение)


Используя рассказы Нехора, я прятался в лесу, а Сав искал меня и всегда находил. Иногда он специально проходил мимо меня, и я радовался, что наконец-то умею прятаться, но увидев хитрое выражение на мордочке моего волка, я понимал, что он просто хотел сделать мне приятное.

Сав разбирал мои ошибки и показывал, как лучше спрятаться так, чтобы никто не нашел.

Высота укрытия должна быть не выше высоты того зверя, который тебя ищет, – наставлял меня Сав.

Мы тренировались не только в лесу, но и в нашем жилище. Старались приспособиться к условиям обитания и не выделяться там ничем, не забывая, кто мы и что нам нужно сделать.

Не обязательно одеваться в кричащие цвета, – говорил нам Нехор, – громко кричать и привлекать к себе внимание, доказывая, что ты самый лучший, самый способный и самый подходящий для всех дел. Для скоморохов это нужное качество. Как же ты будешь веселить людей, кто тебя будет слушать, кто тебе будет радоваться, если ты незаметный человек? Для человека, несущего свет истины, главное качество – знания и умение воздействовать на людей. Для этого и нужно подойти к ним так, чтобы они не пугались тебя, чтобы они чувствовали в тебе своего и не боялись открыть для тебя сердце и свои мысли.

Яркие костюмы нужны и для воевод. Блестящие панцири, яркие накидки, золотые и серебряные бляхи за доблесть украшают его, показывая, что человек он доблий и в бою равных ему нет. Во времена ранние бляхи за доблесть просто так никому не давали. Попробуй-ка, надень кто ее в боях не участвовавший? Всему роду его прозвище дадут обидное, и никто и никакими подвигами не сможет это прозвище отмыть.

Вам же нужно быть князьями, воеводами, наставниками и скоморохами одновременно. Вот и думайте на досуге, как все эти качества совместить в себе одном. А для того, чтобы вы могли быть такими, как наш Велимудр, вы должны знать все. Но знать все невозможно, – скажете вы мне, – и будете правы. Образованный человек знает обо всем понемногу и как специалист – все о немногом.

А сейчас о том, что значит стать невидимым. Невидимым можно стать только двумя способами. Первый способ заключается в том, что вы производите действие, отвлекающее внимание смотрящих на вас людей, и сразу же стараетесь слиться с окружающим вас фоном или спрятаться за укрытие.

Иногда достаточно отвернуться, чтобы не было видно вашего лица, снять шапку или какой-нибудь элемент одежды для того, чтобы вы уже были не тем, кем вас видели за мгновение до этого. Это самый простой способ.

Второй способ более сложный и вы будете учиться ему на протяжении всей жизни, приезжая к нам в гости или приезжая для того, чтобы еще поучиться еще чему-нибудь.

Этот способ заключается в том, что вы должны внушить смотрящим на вас людям то, что вас нет. Они видят только то, что находится за вашей спиной. И после этого вы спокойно можете уйти, потому что люди уже наяву будут видеть то, что было за вашей спиной. Все самое сложное на самом деле оказывается не таким уж сложным для того человека, который умеет что-то делать.

Мы с вами будем изучать классические способы гипнотизации при помощи левитации рук, маятника, гипнотизации счётом, научимся незаметно проводить тесты на внушаемость, освоим внушение и кодирование, пройдем курс наведения транса на одного и нескольких человек одновременно.

Для этого мы будем учиться тому, как составлять текст и строить свою речь так, чтобы они были гипнотическими; как гипнотизировать не только голосом, но и взглядом, жестами; как сделать свою речь убедительной и понятной; как получать скрытую информацию от собеседника; расскажем, что такое цыганский гипноз, как противостоять манипуляциям и воздействиям; научим использовать возможности гипноза для быстрого освоения новых навыков и поведения.

Факультативно обучим вхождению в состояние сверхобучаемости, преодолению стрессов и стрессовых ситуаций, запуску естественных процессов оздоровления организма.

Вместе со мной вас будет учить наш коллега Здрав, сведущий в возможностях нашего организма и здоровья.

После лесной прогулки учитель Влас занимался с нами чудесными свойствами деревьев, а после обеда и отдыха учитель Хор читал нам рассказы из истории Древней Руси, и кто мы такие – русские».

Я закрыл дневник и задумался о том, что при такой системе образования к восемнадцати годам вырастет человек, полностью готовый к любому виду деятельности на благо своей родины – ученый, поэт, врач, воин, защитник от смуты и добытчик недобрых замыслов соседей.

Прикрыв глаза под перестук вагонных колес, я задремал. Привиделось мне, что Вася Силаев в чалме и длинном халате бредет по шумному восточному базару, приценяясь к янтарному урюку, пробуя на вкус прозрачный кишмиш и сообщая, что ищет гранатовые четки баройе зане ман (для своей жены).

Агаи (господин), – сказал хозяин лавки, – у нас есть четки из сириамского граната, заходите, пожалуйста, к нам, мы вам покажем и серьги из александрийской бирюзы.

Отзыв для пароля был назван правильно. Василий зашел в коморку купца.

Салам алейкум, агаи, выпейте чашечку исфаганского чая с наватом, – предложил хозяин.

Моташаккерам (спасибо), агаи, – сказал Вася, – но у меня мало времени.

Купец подал листочек бумаги с арабской вязью и арабскими цифрами.

Тот, кто предполагает, что арабские цифры это те, которыми мы пользуемся, тот глубоко ошибается. К примеру, цифра ноль – ٠, один – ١, два – ٢, три – ٣, четыре – ٤, пять – ٥, шесть – ٦, семь – ٧, восемь – ٨, девять – ٩.

Колонки цифр сливались с арабской вязью. Было трудно что-то понять обыкновенному человеку, не привыкшему к непонятным буквам и манере писать справа налево, но Василий внимательно всматривался в них, запоминая содержание.

Вдруг дверь коморки вывалилась под сильным ударом, ввалились жандармы с пистолетами. Старший из них закричал, выхватив из рук Силаева бумажку:

Мы поймали тебя, руси (русский) пэдаре сухте (сын сожженного отца)!

Василий поднял одну руку, внимательно посмотрел на жандармов и пошевелил пальцами. Все застыли, в том числе и купец. Вася встал, забрал из рук жандарма бумажку и сказал:

Через пять минут после моего ухода вы все проснетесь, и не будете помнить ничего из того, что произошло. А вам, – он обратился к жандармскому сэтвану довом (лейтенанту), – придется извиниться перед уважаемым купцом за сломанную дверку его офиса.

Василий вышел на улицу и растворился в шумящей массе восточного базара.

Кто-то постучал дверь, я вздрогнул и проснулся:

Постель брать будете? – осведомился проводник.

Да, спасибо, – сказал я, отдал деньги и заказал себе стакан чая.

Интересный сон. Как будто я сам там был в качестве свидетеля.

Я выпил чай с бутербродами, которые для меня приготовила Васина мама, улыбнулся, вспомнив это простую и добрую семью, расправил постель и лег на свою полку, вытянувшись во весь свой рост. А рост мой небольшой. Сто семьдесят шесть сантиметров. Самый что ни на есть средний рост.

Курортный сезон прошел. В спальных вагонах было полупусто. Я приподнялся, протянул руку, чтобы защелкнуть внутренний замок купе, но дверь вдруг открылась, и я оказался сидящим с протянутой рукой к женщине, которую можно назвать прекрасной в синеватом свете ночника.

Она взяла мою протянутую руку, слегка пожала ее и сказала:

Алруна.

И я так же автоматически ответил:

Иван.



Глава 8


Все, что ни делается, не бывает случайным. Все предопределено. И это имя я где-то уже слышал. Где, не помню. Какое-то прибалтийское имя и она тоже похоже на прибалтийскую красавицу с белыми волнистыми волосами. Блондинки вообще категория особая. И вообще, говорят, что уровень красоты пропорционален уровню интеллекта.


Я древним истинам не верил,

Считал, что ум идет с нуля,

Вчера открыл на стук я двери,

Стоит краса, тупая, бля.


Багаж моей попутчицы состоял из чемоданчика на колесиках и с ручкой.

Вы не могли бы помочь мне с чемоданом, – попросила она.

Одну минуту, – сказал я, – только оденусь.

Давайте без излишней скромности, – просто сказала Алруна, – на ближайшее время это купе будет нашей совместной жилплощадью.

Нам, ученым, все равно, что водка, что пулемет – лишь бы с ног сшибало. Я встал в одних плавках и поместил чемодан в багажный отсек под диванчиком, чувствуя, как меня рассматривают внимательные глаза.

Интересно, она сама будет доставать чемоданчик, если что или снова будет пользоваться услугами грузчика с соседней кровати, – подумал я.

По случаю позднего времени дама ограничилась стаканом чая с печеньем и стала готовиться ко сну. Я без лишней скромности смотрел на продемонстрированный мне стриптиз и одобрительно оценил все то, что дала женщине природа или родители.

Алруна легла под одеяло, приподняла его край и сделала приглашающий жест. Предупреждение отца – «смотри, сынок, нас губят деньги, бабы и водка» – пролетело стороной, и я уже был в жарких объятиях моей спутницы.


Не все ль равно, что будет в жизни,

Конец один – могила на краю,

Но хочется проснуться у княгини

И побывать в земном раю.


Мы дети полночи безумной,

Приходит ночь, а с нею страсть,

Как сладко нам порою лунной,

Как бы с кровати не упасть.


Ты ночью спать мне не давала,

Хотела слушать все стихи,

Так мы добрались до Урала,

Сомкни глаза и отдохни.


В этих стихах я описал все, что было с нами ночью Последнее, что я помню, были ее слова:

Вот мы с тобой и познакомились, и у нас появился повод для следующей встречи.

Когда я проснулся, Алруны уже не было. Я вспоминал события прошедшей ночи и вдруг вспомнил, что алруны это колдуньи или женские демоны, способные изменять свой внешний вид.

Что в ней было необычного? Да ничего. Женщина как женщина. Хотя нет, есть у нее ведьмина отметина – увеличенный левый сосок, через который она кормит своих любимцев. А хороша дочь Гекаты.

Я бросился к своему портфелю и увидел, что дневники Васи Силаева находятся на месте.

Зачем она приходила, что она могла узнать от меня, ведь я практически ничего не говорил? Возможно, что она уже пролистала эти дневники и знает о старорусском учебном центре, где готовятся люди, способные противостоять злым силам и чарам.

На чьей же стороне находится приходившая ко мне алруна? Поживем – увидим. Старые чекисты говорят, что красивых и соблазнительных женщин нужно игнорировать. Сколько же раз я ее проигнорировал? И кто бы смог отказаться от такого предложения, ведь за ним не следовало никаких обязательств, кроме вкуса поцелуя и погружения в нирвану?

Ладно, потом все это обмозгуем. Я взял одну из тетрадок и снова углубился в чтение, благо время было свободное.


Дневник Васи Силаева. Лето третье


«После Потопа от трех сыновей Ноя – Сима, Хама и Иафета произошли все народы, обитающие сейчас на земле.

Одно из колен племени Иафета поселилось в верховья рек Аму-Дарья и Сыр-Дарья недалеко от озера Кульи Памир Хурд. В нынешнее время там находятся Афганистан, Пакистан и Китай.

Это колено, носившее название ариев, дало начало многим народам малой Азии, Персии и Индии, а также всем народам, населяющим Европу: грекам, римлянам, испанцам, французам, англичанам, немцам, шведам, литовцам и другим, а также всем славянским племенам: русским, полякам, болгарам, сербам и всем остальным.

Арии были земледельцами, имели домашний скот, владели ремеслами. Поклонялись они Богу, светлому небу – Диву, солнцу, заре, огню, ветру и матери-земле.

Когда численность ариев возросла, они стали расселяться в разные стороны и продвигались постепенно, потому что засевали свободные местности, собирали урожай, а потом двигались дальше, заселяя Европу.

Славянские племена шли тремя путями: одна часть спускалась по берегам Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи к южным берегам Каспийского моря и, обогнув его, двинулись в Европу в сторону Черного моря.

Другая часть славян огибала Каспийское море с севера и распространялась по южнорусским степям и по низовьям рек Дон, Днепр, Буг и Днестр вплоть до низовья Дуная.

Был и третий путь по восточному берегу Черного моря, переваливая Кавказские горы в Кубанскую область».

Интересный конспект по великому переселению народов в духе Александра Нечволодова, действительного члена императорского русского военно-исторического общества.

Даже эти знания говорят о том, что все мы обитатели Европы и нам нечего делить, кроме общих целей мирного жития.

Многие совершенно не представляют, откуда произошло зарождение цивилизаций. А все попытки представить себя высшими существами не выдерживают никакой критики вместе с привычками пускать газы за столом.

Почему в наших школах не учат гордиться принадлежностью к русской нации? У нас есть чем гордиться, да только все это зависит от князей: как князь скажет, так и будет, а у безграмотных родителей будут безграмотные дети и никакая школа их не переучит.

«Учились слушать дерево. Дерево в глубоком лесу молчаливо. Ему нечего рассказать, потому что рядом такие же деревья, у кого-то веточка отвалилась, где-то медведь себе берлогу устроил и все.

Зато дерево, стоящее у дороги, может рассказать о многом. Вот дерево говорит о том, что девушка вечером стоит и ждет своего любимого, а его все нет. Но вот забилось у девушки сердце. Парень ее не идет, а бежит, весь запыхался, говорить не может, а все хочет извиниться, что он опоздал, что не успел. Девушка сердится, и сама про себя улыбается, что человек ей достался хороший, и с этим человеком она будет растить и воспитывать детей, и ее дети будут стоять под этим деревом, продолжая традиции своего рода.

А вот под деревом расположились разбойники и стали считать награбленное. Смеются, вспоминая, как отбирали украшения у женщин и детей малых, говорят, где продадут ценности, и как славно попируют на эти денежки.

А вот витязь с войны едущий, непогода застала его в дороге. Можно и под дождем ехать, не сахарный, не растает, но зачем мокнуть и коня мочить, если есть возможность переждать под пышными кронами.

А вот слепой музыкант с мальчиком-повыдырем. Присели передохнуть под деревом. Съели по краюшке хлеба, запили водой.

Дедушко, а дедушко, расскажи про Илью Муромца, – просит мальчик.

Старик, подыгрывая себе на гуслях, стал тихо рассказывать:


Приехал Илья Муромец во Киев град

И вскричал он громким голосом:

«Уж ты, батюшка, Владимир князь!

Тебе надо-ль нас, принимаешь ли

Сильных, могучих богатырей,

Тебе, батюшка, на почесть – хвалу,

Твоему граду стольному на изберечь!»



Глава 9


Подробные заметки первоклашки сменяются рассудительными записями третьеклассника. Нужно будет присмотреться к методике преподавания. Хотя, для чего присматриваться к ней? Разве что для использования при подготовке людей, которым придется работать в экстремальных ситуациях. И то будут спрашивать, а кто проверил ее, на ком проведена апробация и так далее. Не было у бабы забот…


Дневник Васи Силаева. Лето третье (продолжение)


«По поведению веточек можно определить, какое это дерево – летающее, бегающее, прыгающее. Учитель Влас будто бы сказки рассказывал. Говорит, что на будущий год будем практически заниматься обработкой дерева и смотреть на силы его. Посмотрим».

Я закрыл глаза и задумался. Вроде бы ничего особенного нет в том, что повествует в своей тетрадке молодой отрок. Люди учатся, познают мир. Но как они его познают? Под руководством опытных и внимательных учителей. И это не простая общеобразовательная школа, название которой уже само говорит за себя, что это общеобразовательное учреждение, где учат в общем или дают общее образование.

Мы все выходцы из этих школ. Кого-то из нас примечали, вели на поводке, обеспечивали нам успеваемость, награждали медалями за похвальные результаты и примерное поведение. В итоге оказывалось, что к жизни оказывался более приспособленным троечник, который не испытывал разочарование перед какой-то неудачей в жизни, к ним он привык еще в школе и привык карабкаться к чему-то, что другим доставалось легко и по принципу: «возьми с полки пирожок».

Другое дело здесь, в воспитательном учреждении, где проходит дополнительное обучение мальчик. Здесь система пансиона, вернее, лицея, где юноши готовятся не к получению общего образования, а энциклопедических и прикладных знаний, с помощью которых они смогут перевернуть целый мир. Так, может быть, и нам стоит создать сеть подобных лицеев, чтобы готовить новых Невтонов земли русской. И ведь нам не нужно делать какие-то открытия, чтобы усовершенствовать нашу образовательную систему. Для этого всего лишь нужно оглянуться назад и посмотреть, как учились наши бабушки и дедушки.

Новое это хорошо забытое старое, – так говорили мудрецы, и они не ошибались.

Наши предки обогнали свое время, а мы, пришедшие им на смену, под предлогом новизны откатились во времена более дикие, чем те, из которых все мы и произошли.

Что-то в жизни нашей все не так. Может быть, дело все в том, что нам нужно отменить понедельники и сделать девятидневную неделю?

Кто-то говорил, что когда человек станет хозяином, то все и переменится к лучшему, за своим он будет приглядывать лучше, чем за колхозным. И что получилось? Поделили все по-честному, то есть кому-то все, а кому-то ничего. В результате хозяйчики стали выжимать из халявного все, что можно выжать, потому что понимали, что скоро это отберут, так как богатство должно приносить пользу и другим людям. Везде частная собственность, а порядка больше не стало.

Ага, – говорят начальники, – это отрыжки старого, иждивенческие настроения.

И эти настроения не идут на убыль, а растут. Никто не хочет наводить порядок у себя, чтобы везде было красиво. А вот тут и пришло время поговорить о тех, кому как бы мы власть вручили.

Когда власть была от Бога, то царь-помазанник особенно не церемонился с подданными, которые в грязи утопали и не хотели поддерживать порядок. Дубиной по хребту или денежный штраф. И когда посланный от помазанника приходил и спрашивал людей: вы меня знаете? – они все согласно кивали головой, а он снова спрашивал: а дубиной по хребту хотите? – все отрицательно кивали головой и немедленно принимались за работу, наводя порядок и думая, как бы лучше обустроить быт из того, что есть.

И так у людей вырабатывались привычки, которые переходили в гены и передавались по наследству. И что самое интересное, учить человека никогда не поздно. Тех, кто кричит об ущемлении прав человека и бросает мусор, где попало, нужно вооружать метлой и направлять на уборку утреннего замусоренного и заплеванного города. Поверьте, что уже через неделю, через месяц, они потребуют вручения им дубин, чтобы бить по хребту несознательную часть населения, формируя в них гены порядочности и чистоты.


Дневник Васи Силаева. Лето четвертое


«В школе ко мне относятся как к чудаку, который не хочет подчиняться общим правилам. Не интересно мне ходить и драться просто так, враждовать улица на улицу, класс на класс, устраивать схватки на заднем дворе, смотря, как двое колотят друг друга. Для чего? Для того, чтобы показать, что ты лучше? Так показывать это нужно не кулаками. Хотя, как мне кажется, вся наша жизнь состоит из того, что кулаки получаются лучше ума. Умные работают на сильных. Ты, ботаник, а ну, давай сюда тетрадку, я у тебя списывать буду. А ведь это неестественно. Умные должны применять силу сильного для решения высоких задач. Мне по фамилии написано быть сильным, и я буду сильным и умным. Только род мой не княжеский, поэтому и придется быть на побегушках у сильного по происхождению. Может, не по происхождению, а по приближенности. Сильно приближенные становились князьями и царями, только судьба у них всегда незавидная. Выскочек нигде не любят.

Государство наше, как и любое другое, собиралось силой. Все, кто сейчас говорит о высоких ценностях человеческих прав и жизни, были самыми жестокими людьми. Великие праведники получаются из великих грешников.

Русские не ангелы, но зло русских несоизмеримо меньше зла людей, переселившимися в Европу и оставшихся в Азии. Так почему идет такая ненависть от всего мира к России?

Велимудр говорит, что политика — это спортивное соревнование и политики ведут себя так же, как и спортсмены на соревнованиях: ловчат, ставят подножки, толкают локтями, принимают допинг, срезают на дистанции, выводят соперника из равновесия, лишь бы первым прибежать на финиш.

Только у спортсменов есть все-таки какая-то этика. Этика есть и у политиков, но в достижении их целей все средства хороши.

Как только человек начинает заниматься чистоплюйством в политике, то можно сказать сразу, что он проиграл. Тот, кто говорит: что положено Юпитеру, то не положено быку – сам из породы быков и старается поднять свой авторитет рогами, но это не дает делать бурый медведь, проживающий в русских местах.

Никогда быку не сладить с медведем, но желание властвовать заставляет быков объединяться в стадо и коллективно уговаривать весь мир, что они самые лучшие и не укладываются в спячку на зиму под защиту воеводы Мороза.

Вся история России определяется уровнем комплекса неполноценности у русских. Чем меньше уровень, тем заметнее успехи, чем выше уровень, тем больше провалов во всех областях.

Чем выше уровень неполноценности, тем больше иностранцев на службе у царей и князей. И наоборот.

Учиться нужно у заграницы, а не выслуживаться перед ней. Запад, да и Восток тоже не понимает хорошего к себе отношения, считают это Российской слабостью и стараются закинуть свои ноги на российский стол. Поэтому и Западу, и Востоку нужно делать периодически встряски, чтобы они не забывали, что Россия не спит ни зимой, ни осенью, тем более ни летом и ни весной.

Читал стихи неизвестного поэта. Мне близки его убеждения.


Нет в России конституций,

Остается все, как встарь,

И без западных инструкций

Правит русский государь.


На него глядят с опаской,

Вдруг найдет какая блажь,

Сала с Сечи Запорожской

Принеси ему, ублажь.


То трясутся в страхе турки,

То молчит угрюмый швед,

Облетают штукатурки

От салютов в честь побед.


Повоюет, ляжет в спячку,

Проведет ли крестный ход,

Чтоб потом пороть горячку,

Созывая всех в поход.


Учитель Влас научил нас делать птицу счастья из летающего дерева. Мы, конечно, уже не маленькие и не верим в то, что есть летающие деревья, но самому сделать игрушку занятно. Нужно при помощи лобзика выпилить пятьдесят элементов крыльев и хвоста из тонкой дранки и обработать ее шкуркой. Затем нужно вырезать тело птицы и укрепить в нем крылья. И самое главное – сказать заклинание: птица, птица, принеси мне весть, дам зерна тебе поесть. И птица должна полететь.

Несколько дней назад я был с Савом на прогулке в лесу и вдруг прилетает моя птица с запиской на шее. Учитель Влас написал, чтобы я сообщил, успею ли я к пяти часам вернуться в дом. Я написал, что успею и снова сказал заклинание: птица, птица, ждет ответа добрый Влас, он тебе покушать даст. И птица улетела с ответом. Ничего себе игрушка. Последний день четвертого лета».



Глава 10


Дневник Васи Силаева. Лето пятое


«Больше всех моему приезду была рада Катя из Томска. Мы с ней подружились давно, но только взглядами. А сейчас подошли друг к другу и пожали руки. Мой стол стоит недалеко от ее стола, но в комнате для вечернего чтения мы всегда рядом друг с другом.

Ты знаешь, – как-то шепотом сказала мне Катя, – а я нашла камень, на котором написано: «путник обойди меня стороной». Почему так написано, я не знаю, а спросить у учителя стесняюсь, скажет еще, что это не моего ума дело. Давай разберемся сами с ним?

На следующий день мы пошли в лес, мой волк и ее волчица шли недалеко от нас, беседуя о чем-то своем.

Камень лежал поперек тропинки, по которой давно уже никто не ходил.

На нем действительно высечена надпись старославянскими буквами: «Путник обойди меня стороной».

Почему мы должны обойти его стороной? А, может быть, я хочу перелезть через него или сдвинуть с дороги, чего он мне мешает спокойно проходить.

Какой-то внутренний голос говорил мне:

А это нужно тебе? Этот камень все обходят. Почему именно тебе вдруг приспичило его двигать?

Сав и волчица Кати высказались более определенно:

Не ты камень положил и не ты надпись сделал, поэтому иди себе своей дорогой и не забивай голову разными сказками. Да-да, – добавила волчица, – не надо искать приключения на ту часть тела, где у людей был хвост. Я не робкого десятка, а что-то не по себе мне.

А я разве мог показать перед Катей, что чего-то боюсь? Конечно, не мог. Как заправский следопыт я обежал местность вокруг и обнаружил за неподалеку стоящим большим деревом лопату. Тот, кто устанавливал здесь камень, собирался снова отрыть спрятанный здесь клад и лопату оставил.

Сав обнюхал, принесенную мной лопату и сказал задумчиво:

По запаху, это лопата Велимудра. Может, не будем раскапывать то, что закопано не нами?

Будем, Сав, будем, – сказал я, – еще Велимудр нас похвалит за то, что мы нашли то, что он потерял.

С этими словами я вонзил лопату в землю. Земля была твердая, как будто огнем спеченная. Я раздолбил эту корку. Камень вдруг сдвинулся сам и очень легко. На месте камня открылась дыра с шумом доменной печи, запахом гари и серы. Из дыры вылез огромный мужик с бородой и косыми глаза с несоразмерно большими веками и мертвящим взглядом.

А-а, это вы? – спросил мужик. – Касьян никому спасибо не говорил и вам спасибо не скажет, идите отсюда подобру-поздорову, да больше на глаза мне не попадайтесь, а я пойду с вашим мудрецом большим побалакаю. Больше он меня обманом не заведет в эту яму под камень с надписью. Пока есть такие умники, как вы, мне у вас на земле уютно будет.

Так вы же святой Касьян, – сказал я, – а все святые люди добрые.

Это я по римской истории человек добрый, – сказал Касьян, – книги писал, монастыри организовывал, а по вашей, русской истории я плохой человек.

Что же такого плохого вы сделали, что к вам все плохо относятся? – спросил я.

Я был светлым ангелом, – рассказал Касьян, – но сообщил дьяволу о намерении Господа изгнать с небес всю сатанинскую силу. Я раскаялся в своей ошибке, а Бог приставил ко мне ангела, который бил меня по лбу молотом подряд три года, а на четвертый год давал отдых.

А народ так вообще называет меня Касьяном Немилостивым, Касьяном Завистником, Касьяном Грозным, Касьяном Скупым. «Касьян на что ни взглянет, все вянет», «Касьян все косой косит», «Касьян на народ – народу тяжело», «Касьян на траву – трава сохнет, Касьян на скот – скот дохнет».

А потом именины мне положены один раз в четыре года и то в високосный, а вот Николе Угоднику так два раза каждый год. С чего это я буду хорошим для всех вас, кто только Бога своего славит?

Все это идет от ваших Велимудров. Это они проповедуют «плохое» и «хорошее» время. И мои именины вы передвинули на плохое и страшное время перехода от зимы к лету и от старого года к новому в ночь с 29 февраля на 1 марта. Вот за это я вам и мщу.

Вдруг за моей спиной раздался голос Велимудра:

Возвращайся Касьян к себе, твой день еще не пришел.

Велимудр в черных очках шел к Касьяну и, проходя мимо нас, сказал:

Бегом в дом и ждите моего возвращения, а от тебя, Сав, я этого не ожидал.

Как мы могли бросить Велимудра? Мы спрятались в кустах и наблюдали за схваткой двух приближенных к богам людей.

Касьян был ужасно силен, но косоглазие и огромные веки мешали ему наносить точные удары. Велимудр бесшумно перемещался по поляне, и никто не мог сказать, сколько ему лет, настолько он был гибок и ловок.

Наконец, Касьяну удалось прижать Велимудра к камню, и он с торжеством и криком бросился на седобородого учителя, но вдруг споткнулся и упал в яму, из которой освободил его я. Велимудр быстро опустил камень на дыру, оглянулся и крикнул:

Василий, быстро лопату сюда.

Я подбежал с лопатой и стал быстро забрасывать камень землей, а Велимудр приминал землю ногами. Наконец, камень был надежно укреплен, и мы сели рядом с ним.

Кто тебе разрешил трогать этот камень? – спросил учитель.

Но мне же никто и не запрещал его трогать, – сказал я.

Ты что, не видел надписи на камне? – спросил Велимудр.

Видел. Но я же не путник. Я здесь живу, – сказал я.

Боюсь я, Василий, как бы Касьян тебе жизнь всю не испортил, – сказал Велимудр. – Это же древнейшее божество по имени Вий. Как православие пришло на Русь, так и имя заменили ему на Касьяна, старшего подземного мира и посмертного судьи, стоящего у ворот ада. Еще никого Касьян не оправдал, а вот на муки вечные многих определил. Касьяну подчинены ветры, которые он держит за самыми хитрыми запорами. Здесь еще не один камень такой находится, не одна колода заколдованная, ты уж, Василий, поберегись эксперименты в саду заповедном делать. Касьян для старших воспитанников, и то им теоретически это показываем, потому что обиженное существо может таких бед натворить, что прахом пойдет вся наша работа многолетняя. О подруге своей подруженьке подумай, стоит ли это того, чтобы жизнь ее опасности подвергать ради удальства молодецкого. Если бы не ее волчица, которую она послала за подмогой, могла бы беда случиться.

Простите меня, учитель, – сказал я, – буду советоваться с вами по любым вопросам. Боюсь, что постоянные советы сделают меня неспособным самому что-то решать?

Василий…, – Велимудр улыбнулся и погрозил пальцем. – Избушка! – крикнул он и вдруг лежащий неподалеку деревянный квадрат размером с атташе-кейс стал раскладываться на пластины и образовывать собой небольшую избушку из тонких, как у японцев, досочек.

Учитель подошел, открыл дверцу и скрылся в избушке. Из-под избушки появились деревянные шарнирные ноги, которые быстро зашагали в сторону главного дома. Как будто деревянная автомашина только на ногах.

Вася, я так боялась за тебя, – сказала Катерина и расплакалась.

Я не знал, что с ней делать, как ее утешать и просто стоял, и гладил ее по волосам».



Глава 11


Дневник Васи Силаева. Лето пятое (продолжение)


«В Среднем Поднепровье в районе Киева жили поляне, (днепровские славяне поклонялись диким кабанам – вепрям). Их соседи – древляне жили в болотистом и лесистом Припятском Полесье. На севере по берегам озера Ильмень жили словене ильменские. Дреговичи селились между Припятью и Западной Двиной. Их соседями были кривичи смоленские, полоцкие и псковские. Соседями полян со степной стороны были северяне. По реке Сож жили радимичи, а по Оке – вятичи. На побережье Черного моря поселились уличи и тиверцы.

Балты жили вплоть до Москвы. Северо-восточные районы были заселены финно-уграми, а на юге ираноязычные племена сарматов.

Киевской Руси предшествовала тысячелетняя медлительная жизнь разрозненных славянских, финно-угорских и латышско-литовских племен, постепенно совершенствовавших свое хозяйство и социальную структуру на пространствах лесостепи и лесов Восточной Европы.

Русь обозначилась в начале IX века и стала известной. Английские, норвежские и французские короли стремились завязать брачные связи с великими князьями Киева. Византийская империя стала основным торговым партнером Руси. Русские купцы плавали по всему Хорезмийскому морю и с караванами доходили до Багдада и Балха.

Киевская Русь быстро овладела византийской и западноевропейской культурой и русские города стали воплощением романского художественного стиля.

К середине XII века Русь состояла из полутора десятка самостоятельных княжеств, каждое из которых было равно крупному европейскому королевству, такие как Чернигов, Владимир Волынский, Галич, Новгород, Смоленск, Владимир Суздальский, Ростов, Полоцк, Рязань, Туров и др.

К началу XIII века русские земли находились на одном уровне с передовыми странами Европы, но порабощение их Золотой Ордой и иноземное иго оттеснило Русь и задержало ее развитие на два-три столетия».

«Иван Грозный шведскому королю:

Ты мужичий род, а не государской... Скажи, отец твой Густав чей сын, и как деда твоего звали, и где на государстве сидел, и с которыми государи был в братстве, и которого ты рода государского? А что пишешь, за несколько сот лет в Свее короли бывали, и мы того не слыхали, опричь Магнуша, который под Орешком был, и то был князь, а не король.

Раньше того не бывало, чтобы великим государям всея Руси сноситься со шведскими правителями; сносились шведские правители с Новгородом. Отец твой обменивался грамотами с новгородскими намесниками... Когда же новгородские намесники Великого Государя Царя Русского пошлют своего посла к королю Густаву, то Густав, король Шведский и Готский, должен будет перед этим послом целовать крест... Тому быти невозможно, что тебе мимо намесников с нами ссылатися.

А король Магнус... сам он столько не ведает, как мы про ваш мужичий род от всех земель ведаем, которые к нам приходят. А что мы короля Арцимагнуса пожаловали городом Полчевым и иными городы, и мы с Божиею волею в своей вотчине вольны: кого хотим, того жалуем.

А что писал еси о Римского царства печати, и у нас своя печать от прародителей наших, а и Римская печать нам не дико: мы от Августа Кесаря родством введемся».

Происшествие с Касьяном осталось без последствий. Касьян мог наслать порчу на самых младшеньких, которые приехали к нам на первое лето. Старшие уже умеют избегать порчи и сглаза, знают защиту, а мы – средние, и не там, и не здесь. Все время нас обижают. Но с будущего года мы переходим в разряд старших. Младших старших. И это тоже неплохо. Будет больше практики. А Катька молодец. Не убежала, готова была драться вместе со мной. Настоящий друг.

Интересно мне то деревянное приспособление, на котором ездит Велимудр. Как в рекламе про мобильные телефоны – все складывается и раскладывается. Поскорее бы узнать, как все делается и как нужно управлять этим приспособлением. А вдруг оно живое? Все в жизни имеет свою душу и ко всему нужно относиться как к живому. Доброта силу ломит.

Я сделал еще одну маленькую птичку, которая находится у меня. Я ее посылаю с записками к Кате и получаю от нее ответы. Почему я пишу записки, если она совсем рядом? А так интереснее общаться. Разве часто в обыкновенной жизни мы получаем письма? А здесь я каждый день получаю десяток писем.

Все ранее сделанные нами птицы хранятся на складе у учителя Власа. Они пригодятся, когда придет необходимость послать нам срочное сообщение. Значит, они с выпускниками поддерживают постоянную связь, а не как в школе – окончил школу и гуляй, Вася!»

Я закрыл тетрадь, прислушиваясь к перестуку колес и представляя себя на месте мальчишки. Сколько же интересного они познают? То, что доверено бумаге, это одна тысячная доля того, что было на самом деле.

На будущий год они переходят в старшую группу. Будут получать специализацию по своей профессии. И все за два летних месяца, где дети укрепляют свое здоровье, отдыхают и в игровой форме получают специальные знания и навыки.

Выдержка из исторического экскурса кратка, но и она показывает, что воспитывается не гражданин мира, не космополит безродный, а гражданин России, Руси, которая сохранила все народы, бывшие при первопроходцах и выжившие при помощи людей, ставших им братьями.

Этих не перекупишь жевательной резинкой. Их предки жевали смолу для очищения зубов и это им не в диковинку. Это они первыми стоят в ратях, изготовившихся к кровавой битве. Это они блистают на балах иноземных королей и любят самых прекрасных женщин мира, не забывая о том, что они русские и живут во славу своей родины.

Как бы еще организовать лагерь для воспитания царей русских, чтобы и они жили интересами своей родины, а не организовывали в колымской тайге лагеря перевоспитания людей, которые хотят что-то усовершенствовать и сделать жизнь народа богаче и счастливее.

Что я еще заметил? Учителя у них носители культуры и религии дохристианской, а грязь на христианство и на другие религии не льют. Говорят языком современным, чтобы все было просто и понятно.

Современные люди, которые праздновали не так давно тысячелетие крещения Руси, в богослужениях все еще пользуются старославянским языком, вышедшим из употребления несколько веков назад. Почему же они не хотят перейти на современный язык?

А вот, – говорят, – апостолы богослужение вели на этом языке.

Хороший аргумент, а вот если представить, что апостолы эти появятся в нашем времени и станут проповедовать доброе и светлое на языке, который мало кто понимает? Это все равно, что поляки будут выступать перед нами или чехи на польском и чешском языках без переводчика, или мы перед ними по-русски, чувствуется, что есть знакомые слова, а что конкретно говорят, не понимэ.

И люди эти, которые торпедируют переход богослужения на понятный всем язык, являются и агрессивными противниками представителей дохристианских религий. Какой из этого следует вывод? А вывод тот, что слушать будут тех, кого понимают.

Если бы батюшки в храмах глаголили на старославянском языке, когда верующие обращаются к нему с вопросами, то прихожан в храме было намного бы меньше. Люди бы понимали, что не для них ведется богослужение, а для тех, кто жил тысячу лет назад и остался в том тысячелетии, с удивлением глядя из тьмы веков на людей, не понимающих их язык.

Зря я этот вопрос продумываю. Говорить о нем можно только с теми, кто пытается понять собеседника, а не с теми, кто и слышать ничего не хочет, укрывшись догмами старины и на все призывающего языческого духа по имени Чур, делая крестное знамение и говоря: чур меня, чур меня! И то здесь перепутали щура и чура.

Щур это языческий бог межи, по ту сторону которой смерть. Вот и говорят: прищуриться значит прикинуть, сколько осталось до этой межи.

Чуры – духи-хранители. Чур связан с культом предков-охранителей жилища.

Наши христианские предки перепутали все и сложили воедино, а может, это просто народ не стал делать разницы, вот и получилось, что ЧУР это грань, граница, рубеж, межа, край, предел, мера. Не ступай за чур, за черту. Не лей, через чур. Это чересчур много или мало. По чур наше! Это стало и выражать условие, уговор, запрет, требование, закон, мерил, предел. Чур, пополам! Чур, одному! Чурайся от вражьей силы. Черти круг да чурайся, кричи: чур, меня!

Вот так и чураются, а вышли из чура и чуром повязаны.



Глава 12


Командировка моя закончилась скоро. Дневнички Василия я положил в сейф, а сам занялся неотложными делами по финансированию института, определению тематики и ее согласованию с компетентными органами, раз я полковник в этих органах, да и темы появились такие, что поверить в них совсем нельзя, но вот ученые доказывают, что все это возможно.

Новый проект был назван «Мир». Справедливости ради нужно сказать, что страна наша никогда не была инициатором и зачинщиком больших войн. Ей все время приходилось отбиваться от посягательств соседей и соседей этих соседей. И сейчас Россия не собирается воевать, но приходится, когда науськанные жители бывшей российской империи бросились завоевывать некогда бывшими независимыми княжества.

Эти науськиватели пришли и в Понтийское море с намерением либо запугать, либо огнем дредноутов поддержать агрессоров. Агрессоры кричат больше всех и обвиняют в агрессии тех, кто посмел отстаивать свои интересы.

Перетерпели мы и это, но зато увидели, кто и чего стоит. Бывшие братья оказались такими надежными, что на них в интересах собственной безопасности полагаться нельзя совсем. Снова России приходится противостоять против всего цивилизованного мира, который не мытьем, так катаньем за счет жевателей резинки под видом цветной демократии пытается сделать Россию полуколониальной банано-газовой республикой, разделенной на две сотни маленьких княжеств, ханств, ламств, земель и районов, не имеющих центрального руководства.

И, как это всегда бывает, чем больше натиск на Россию, тем активнее становится пятая цветная колонна и тем активнее должны работать органы безопасности.

Основой программы стали голуби. Да, именно голуби. В птичьем мире они словно дельфины в море. Легко приручаемы. Навигаторы и путешественники, и имеют хорошую память. Но нужны люди, которые умеют разговаривать с птицами.

На элементарном уровне это умеют все, на более высоком уровне – специалисты. А вот на специальном уровне – только техника.

Голубь надевает на свою голову колпачок и становится передатчиком и приемником информации. Представьте себе голубя, который сидит на подоконнике окна помещения, в котором проходит важное совещание. После совещания голубь прилетает к хозяину и сливает полученную информацию.

Но голубь же не умеет говорить. Правильно. Он запомнил звуковые колебания голосов, раздававшихся на совещании. Каждый голос — это звуковая частота. Звук разносится вокруг, касаясь стен, окон, всех находящихся предметов, воспринимаясь слуховыми аппаратами участников совещания и голубя на подоконнике, который чувствовал колебания стекла. И когда записанные звуковые колебания превращаются в звук, то отчетливо слышно, кто и что говорит. У голубя еще и хорошая зрительная память, которая может использоваться для аэрофотосъемки интересующих нас объектов.

Кроме голубей предполагается использовать и крупных птиц из семейств орлиных и соколиных. Совсем невесомый наноприбор, соединенный с организмом птицы (ее рецепторами зрения и обоняния), превращает ее в пилотируемый летательный организм, способный вести видеонаблюдение и выполнять другие задачи в интересах нашей безопасности.

Не ушли и рыбы от нас. Вернее, не рыбы, не селедка и ставрида, а крупные морские животные, которые могут погружаться на немыслимые глубины и перемещаются на огромные расстояния. Они являются разведчиками, фиксирующими маршруты движения и эволюции атомных подводных лодок.

Мир хорошо поддерживать, когда знаешь намерения противника. Нам бы хотелось назвать друзьями все страны мира, но, увы, действия этих «друзей» никак нельзя назвать дружескими.

Единение с природой, любовь к ней делают непобедимыми людей, проживающих на этой земле. И во многом нам помог юный кудесник Вася Силаев.

То, о чем я пишу должно находиться пол огромнейшим грифом «Сов.секретно», «Top sicret», «Streng geheim», «Da mimi», но любое дерево, любой цветок, любой предмет, дощечка, стакан, любая птица или морское животное работают в наших интересах, вовремя сообщая о том, что против нас готовится. Нам бы еще руководителей страны умных, тогда мы непобедимы.

Вот возьмите, к примеру, обыкновенный стакан. Стакан как стакан, такой же, как и миллионы его прозрачных собратьев. А так ли это? Вы в этом уверены? Вы не думаете, что прозрачные видеоэлементы запишут ваше изображение вместе с вашей речью? То-то. А мы умеем это делать. У нас даже деревья выполняют наши поручения.

Собственно говоря, мы ничего особенного такого и не сделали. Просто взяли молодых парней после окончания гуманитарных ВУЗов (высших учебных заведений) и направили их во все наши регионы для проверки материалов всех БРИЗов. Вы, наверное, уже и забыли, что такое БРИЗ. Нет, это не морской ветер, это бюро рационализаторов и изобретателей. В СССР, а потом и в России было такое Всероссийское общество изобретателей и рационализаторов (ВОИР), а 28 июня – Всероссийский день изобретателя и рационализатора.

Мне тогда на высоком уровне задали вопрос, а почему мы направили гуманитариев, а не технарей на изучение различных технических бумажек? А я тогда ответил, что технический специалист уже зациклен на технических нормах и сразу будет сортировать: это возможно, это невозможно, это… Технарь сразу отметет все схемы вечных двигателей без рассмотрения, а гуманитарий не откинет, ему будет интересно посмотреть, а какой же принцип использован в этой машине?

Очень много изобретений было сделано именно при разработке новых проектов перпеттум мобиле – вечных двигателей. Япония воспрянула из махрового «бусидо» в современное «ту-ту» именно за счет того, что японские инженеры внедряли в жизнь то, что европейцы считали невероятным.

Когда стали приходить первые бандероли с отобранными проектами, у сотрудников первого спецотдела нашего института волосы стали подниматься дыбом. Они прибежали ко мне с криками о том, чтобы наши сотрудники переправляли эти материалы через органы безопасности и с помощью фельдфебельской (фельдъегерской) связи в прошитом мешке, скрепленном сургучной печатью.

А ведь эти бумаги внавалку лежат в кладовых бюро, ожидая своего пути в макулатуру или в печку, как невостребованные материалы. А сколько таких материалов уже исчезло из этих бюро за бутылку водки или за ту же жевательную резинку? Кто считал?

Потом люди начинают говорить:

Ты смотри-ка, я такую же штуку изобрел лет десять назад, а сейчас американы нам ее же за доллары везут.

Собственно говоря, рассказ мой не о технике, а о человеке. О замечательном человеке Васе, вернее, Василии Силаеве и его службе на благо родины. Дальнейшее буду писать с его слов и как бы от его имени.



Рассказы В. Силаева


Перед самым окончанием седьмого класса общеобразовательной школы я шел домой и вдруг увидел, как у впереди идущей женщины упало что-то блестящее. Подошел, посмотрел – золотой кулон с камнем рубинового цвета. Я поднял его и побежал за женщиной, чтобы отдать его. Женщина потрогала себя за шею, сняла порвавшуюся цепочку и протянула ее мне.

Спасибо, мальчик, – сказала она, – но, вероятно, судьбе было угодно, чтобы этот кулон я потеряла, и я дарю его тебе вместе с цепочкой. Подаришь своей девушке, и если вам придется расстаться, то и у нее порвется цепочка, и она потеряет этот кулон, как потеряла его я. И не жалею об этом.

Нет, я не возьму этот кулон, – стал отказываться я, – это золотая и дорогая вещь.

Не волнуйтесь, юноша, – улыбнулась женщина, – эта безделушка изготовлена из металла желтого цвета и рядом с золотом никогда не лежала. У моего молодого человека тогда не было денег на золото. Это память, а память должна освежаться. Забирайте, и до свидания. – С этими словами женщина резко повернулась, быстро пошла и скрылась за углом здания.

Я попытался еще раз догнать ее, но ее уже нигде не было видно. Я внимательно осмотрел кулон и не нашел на нем никаких клейм пробирной палатки (пробы) и фирменной марки. Только в нижней части были оттиснуты буквы «alruna».

Цепочку мне очень быстро запаяли, и я с птичкой отправил ее Катюше. Я нарушил правила и вывез сделанную маленькую птичку за пределы нашего летнего лагеря. В этот же день птичка вернулась с ответом. Я был рад. До нашей встречи оставалось всего около месяца, но каждый день до встречи почему-то стал удлиняться.

В этом году мне исполняется четырнадцать лет. Кате тоже будет четырнадцать лет. Когда мы вырастем, мы обязательно поженимся. Тогда мы будем постоянно вместе, и не нужно будет месяцами с тоской ожидать следующей встречи.



Глава 13


По приезду в наш лагерь мы с Катериной чуть не бросились в объятия друг друга, но вовремя остановились. Все нам было знакомо, все были нам рады. Мой Сав облизывал меня и говорил, что он частенько забирается в мои края и смотрит, как я живу, охраняя меня от всяких неприятностей.

Если вдруг будет трудно, ты только позови меня и к тебе приду, – сказал он мне.

Я благодарно погладил его по голове.

На следующий день я увидел Катюшу плачущей:

Меня отправляют из лагеря насовсем. И все из-за кулона. Велимудр сказал, что это уж слишком, чтобы быть на побегушках у заморских ведьм. И все потому, что я не сказала, откуда у меня появился этот кулон.

Стой здесь и жди меня, – сказал я и бегом побежал к нашему главному учителю.

Учитель Велимудр, – сказал я прямо с порога, – это я подарил кулон Катерине, она здесь ни при чем, – и я рассказал, как произошла встреча с незнакомкой, и как кулон оказался у меня.

Плохо, – сказал Велимудр, – кулон является передатчиком информации и успел передать немного информации, пока мы его не закрыли. Ты правильно сделал, сынок, что пришел ко мне. Курс ведьм у вас еще впереди, а тебе уже пришлось практически встретиться с одной из них. Нужно быть осторожным, а перед Катериной я извинюсь сам. Алруны опасные существа и я подумал… Ладно, как-нибудь потом я расскажу, о чем я подумал. Иди и занимайся. В этом году ты должен встать на ноги и принять участие в футбольном чемпионате со старшими учениками.

Я вышел от Велимудра в хорошем настроении. Все обошлось без наказания. Старорусский метод воспитания предусматривал и наказания. Только в нашей школе это были особые наказания. Провинившемуся назначался особый воспитатель по имени Хренушок, который всегда был с ним. Воспитатель был невидим, но стоит воспитуемому что-то сделать, как Хренушок сразу применяет воспитательные меры: то за ухо крепко возьмет и покрутит его так, что ухо гореть начинает. А если это не помогает, то Хренушок и вичкой (мягкой веткой дерева типа розги) по заднице пройдется так, что память человека помнит это чуть ли не на всю жизнь».

Как же это здорово. Суд оглашает приговор, что рецидивисту Серому на десять лет назначается в сопровождающие Хренушок. Только Серый попытался украсть утюг, а ему Хренушок утюгом по голове до полного беспамятства. Только захотел Серый что-то украсть, а Хренушок все украденное ему в задницу затолкает. Только Серый женщину обидит, а Хренушок его за это до такой степени головой об дерево настукает, что Серый вообще теряет ощущение реальности. Либо становись нормальным, либо пожелай кого-то убить, чтобы Хренушок и тебя прибил. Вот тебе и европейская конвенция о моратории на смертную казнь, да только преступник примет любой приговор и станет на путь исправления, лишь бы рядом Хренушка не было. Даже когда Серый калекой станет, Хренушок от него никуда не денется, будет воспитывать его так, как будто Серого приговорили к пожизненному наказанию.

«Все наши занятия начинались с изучения истории России. Не той истории, что пытаются рассказать нам в обычной школе, а об истории России без прикрас и без обиняков.

Конспект по профессору Б. Рыбакову: «Во времена бироновщины и иностранного засилья в среде немецких ученых появилась идея заимствования государственности славянами у северогерманских племен, для чего славян IX-X веков признали «живущими звериньским образом», а строителями и создателями государства объявили варягов-норманнов. Несмотря на доказательства несостоятельности и необъективности норманнской теории, она процветала при попустительстве склонной к самобичеванию русской интеллигенции. На международном конгрессе историков в Стокгольме в 1960 году вождь норманнистов датский ученый А. Стендер-Петерсен призвал к созданию неонорманнизма вместо объективного изучения истории Киевской Руси.

Объявленный создателем и строителем государства Руси Олег достоверно известен только по походу на Византию в 907 году и дополнительному договору 911 года. В походе, кроме варягов, участвовали войска девяти славянских племен и двух финно-угорских (марийцы и эстонцы). А затем Олег исчез с русского горизонта: «иде Олег к Новугороду и оттуда в Ладогу. Друзии же сказають, яко идущю ему за море и уклюну змиа в ногу и с того умре». А потом могилу Олега показывали то под Киевом, то в Ладоге. Никакого потомства на Руси этот мнимый основатель государства не оставил».

Как в истории КПСС и в истории последней войны, каждый под себя историю переписывает. А раньше разве такого не было? Еще как было. Да и сейчас на каждом шагу. Как ни включишь телевизор, так все западные каналы только и талдычат о зверствах русской армии в Германии 1945 года. А почему никто даже не задумывается над тем, с какого панталыка Россия потеряла почти тридцать миллионов своих граждан в последней войне, почему она устроила немцам котел в Сталинграде, и для чего ей пришлось штурмовать Берлин в 1945 году?

Киевская Русь обрела незалежность и смешивает с дерьмом все русское. Если бы это услышал князь Владимир Красное солнышко, то вряд ли бы мы когда-то слышали прополяченную русскую речь на территории Руси. Порядки тогда были строгие.

Когда мы все это изучали, тогда и сказал Велимудр, что вся Незалежная заполонена алрунами западноевропейского и восточноевропейского происхождения, которые обещают и незалежников принять в царство алрун, если они выведут все русское с территории древних русичей.

Алруны проникли и в государство, которое именует себя как Джорджия, вызывая агрессивность у мирного в целом населения и толкая его на вооруженные авантюры в отношении соседей.

Алруна это ведьма, принимающая женский облик и сводящая с ума мужчин. Гитлер был одержим алруной. Рабами алрун были Наполеон, монгольские ханы и нынешние политические деятели, которые готовы уничтожить все, что является их неотъемлемой историей. Фамилии называть не будем, куда ни ткнись, везде их физиономии, то в газетах, то на портретах, то на монетах и сзади лик алруны.

Вместе с учителем Власом мы начали делать ИТУ – индивидуальные транспортные устройства. По возрасту и занимаемому положению ИТУ имеют вид домиков, передвигающихся на шарнирно-соединенных ногах из живого дерева.

Молодым слушателям положены такие же средства передвижения, но только с открытым сиденьем вместо домика. В конце лета состоится футбольный матч на ИТУ. Аристократы играют в такой же футбол на лошадях, подхватывая мяч сеточкой для очистки лунок ото льда на длинных ручках.

Лаобайсины, это по-китайски, а по-нашему – пролетариат – играют в футбол на мотоциклах, пиная огромный мяч.

Наш футбол такой же, как и классический, только мяч ведут ИТУ, управляемые футболистами.

Любители фантастики могут представить это как футбольный матч при помощи боевых роботов. Мне кажется, что это не похоже, но посмотрим, что еще получится у нас.

В столярной мастерской у нас у каждого был свой верстак с набором инструментов. Нам раздали чертежи, в которых, я сразу признаюсь, я не понял совершенно ничего, но когда нам показали само ИТУ, то что-то начало проясняться.

На вид это обыкновенный атташе-кейс, деревянный, полированный, с ручками и без блестящих замков.

Поверьте мне, что в самое ближайшее время такой же на вид кейс будет самым модным и функциональным. Он будет изготавливаться из дорогих пород дерева, облицовываться шпоном или пластмассой с расцветкой под дерево. Это уже будут самые дешевые экземпляры.

Когда в России после гражданской войны были проблемы с кофрами, то есть с чемоданами, то предприимчивые люди сколачивали их из фанеры, прибивали металлические уголки, навешивали амбарные замки и колесили по всему свету, показывая стиль «а ля рюсс».

Мы посмотрели готовый деревянный чемоданчик и увидели только две деревянные доски, хорошо обработанные и сложенные вместе. Деревянная ручка на деревянных петлях.

Учитель Влас нажал на что-то невидимое, и откинулась тонкая дощечка, встав под углом, наподобие спинки у стула. Из-под сиденья выдвинулись шарнирные ноги, нашли равновесие и встали как вкопанные. Нажатие кнопки – все уложилось на свои места.

Вот так, ребятки, – сказал Влас, – сначала делаем элементы из живого дерева, а потом индивидуально собираем ИТУ.

Учитель, – спросил я, – а как узнать, какое дерево живое?

Каждому знаку зодиака соответствует свое дерево, которое для конкретного человека и является живым, – ответил учитель Влас. – Вот, например: Овен – слива, Телец – мирт, Близнецы – лавр, Рак – ива, Лев – дуб, Дева – яблоня, Весы – бук, Скорпион – рябина, Стрелец – пальма, Козерог – сосна, Водолей – инжир, Рыбы – вяз. И для каждого из вас уже приготовлен материал, хорошо просушенный и высокого качества. А сейчас за работу.

Нужно отметить, что в нашем лагере почти не было электричества. Днем светило солнце, вечером зажигались свечи или керосиновые лампы. Электричество было только в дирекции, там стоял ветродвигатель, соединенный с электрогенератором. Естественно, у нас не было и телевизора, что поначалу удручало, а потом мы привыкли находить себе развлечения и без телевизора. В столярной мастерской почти не было механизмов. Все мы делали своими руками: и сверлили, и пилили, и строгали. Трудно. Зато к труду своему относишься с огромным уважением.



Глава 14


Работали мы быстро. Всем было интересно узнать, что у нас получится. Старшие ученики нам ничего не показывали, а ведь и они проходили ту же программу, что и мы. Просто в нашем лагере не принято интересоваться, чем занимается тот или иной поток. И к нам тоже никто не лез с нравоучениями или с желанием качать свои права по праву старшинства. Вот поэтому мы и стремились в наш лагерь, где чувствовали себя как дома.

Наконец, я сделал все детали по списку и пришел к учителю Власу. Оказалось, что настоящая работа над изделием только началась. Не буду вдаваться в технологические подробности, но каждую часть пришлось доводить «до ума», пока они не стали укладываться в небольшой чемоданчик. И только тогда Влас выдавал «сердце» ИТУ.

При нажатии на него все части ИТУ «оживали», а для того, чтобы сердце «ожило» нужно слова заветное сказать, вроде того слова «мутабор», которое превращало человека в аиста и обратно, если только человек не забывал его.

Меня всегда удивляло и удивляет до сих пор, как могут тонкие дощечки выдерживать вес мужика, безостановочно носиться по полю, делая такие повороты, которые не вписываются ни в какие законы физики. Задача водителя или наездника, называйте как вам удобнее, остаться на сиденье, держась только за ручку. Тренироваться нам позволялось в вечернее время, чтобы не показывать ИТУ младшим воспитанникам. Если бы мне показали это устройство раньше, я бы спать перестал, пока не получил его. Зачем нужен соблазн молодому человеку?

Крепость дерева и подчинение моей воле обеспечивалось соответствием моего знака зодиака и породой дерева. Не так уж и крепка древесина яблони, а ничем не уступает другим породам деревьев. Управление осуществляется изменением положения тела на сиденье. Чуть подался вперед и ИТУ несется вперед. Назад – назад. Чуть приподнял ручку – медленнее, резче – стоп. И это не седло на лошади, в котором сидишь как в кресле, а плоская дощечка, с которой можно запросто свалиться, что и было поначалу, пока не найдешь точку равновесия как на велосипеде. А потом начинаешь пинать мяч. Ведешь, ведешь мяч и перед самыми воротами наносишь удар.

На сколачивание нашей футбольной команды нам дали всего семь дней. Главное – владение ИТУ и точный пас, на обводку уже не оставалось времени, мы не так искусно владели нашими средствами передвижения по полю.

В качестве мяча использовался «колобок» – механический шар с непредсказуемым поведением: он мог сам уклониться от удара, покатиться не в ту сторону, внезапно остановиться или взлететь намного выше, чем это хотел футболист. Одним словом – обыкновенный футбольный мяч с чемпионата какого-нибудь мира или континента.

Учитель Влас взялся тренировать нас. Он показал нам классическую «пирамиду» с 2 защитниками и 3 полузащитниками, перед которыми играло 5 форвардов (2–3–5). Итальянскую систему, когда инсайды (полусредние нападающие) сразу после потери мяча атаковали футболистов противника, становясь вместе с полузащитниками на пути противника. Австрийскую атакующую систему, когда вместе с пятью нападающими в нападение шли один-два полузащитника. Швейцарскую систему «замок», когда позади линии четырех игроков обороны стоял еще один защитник, который атаковал каждого, кто прорывался через первый эшелон защиты. Схемы с тремя защитниками — 3-2-5 («W–M», либо «дубль-вэ»). Бразильскую схему 4-2-4. Четыре игрока в обороне всегда могут остановить атаку или контратаку противника. Мы это понимали и тренировались на сыгранность, внимательно рассматривая схемы, которые рисовал нам Влас, и мысленно представляя, где ты будешь находиться в момент атаки, и где будет находиться соседний с тобой игрок, чтобы можно было дать пас на проход и рвануть ближе к воротам противника. На бумаге все выходит гладко, да вот только на футбольном поле еще есть игроки противника, которые и разрушают годами выверявшиеся схемы.

Каждый вечер я тренировался в «вольтижировке» на моем ИТУ, которое, как строптивый конь, все норовило сбросить меня то в правую сторону, то в левую сторону.

Вольтижировка – это акробатические упражнения на двигающейся лошади. На ИТУ все это труднее. На вольтижировочном седле есть два поручня, держась за которые всадник соскакивает с седла, заскакивает в седло, делает стойку на руках. А на ИТУ есть всего одна лишь портфельная ручка, которой и управляешь устройством, и держишься на нем.

На одной из вечерних тренировок была и Катерина. Она сидела под деревом и что-то писала, а я носился перед ней на своем скакуне, то подпрыгивая, то танцуя, то делая немыслимые повороты.

Девочкам не положены ИТУ, на будущий год мы будем делать для них ПЛС – портативные летательные ступы, в которых можно летать в платье и в брюках.

Внезапно какая-то сила сбросила меня с сиденья, что-то просвистело надо мной и раздался звук удара о дерево в том месте, где сидела Катя.

Я бросился к ней и увидел, что над ее головой в дерево вонзился меч-кладенец. Меч, принадлежавший Святогору и Илье Муромцу, хранился в административном в доме в небольшом музее, который кто-то из старших воспитанников окрестил комнатой боевой славы земли русской.

Удар меча был очень сильный, потому что у меня не хватило сил шевельнуть его. Катя уцелела только чудом или тот, кто бросал этот меч, хотел напугать ее. Но меч пролетел и надо мной и, если бы меня не сбросило с сиденья, то мое тело было бы тем деревом, в которое вонзился меч.

Я не стал оставлять девочку у дерева одну, взял ее за руку и повел к административному зданию. Велимудр вызвал учителя Власа, и мы вместе пошли к дереву. Меча в дереве уже не было, но отметина от его лезвия была видна.

Кому-то ты встал поперек дороги, Василий, – сказал Велимудр. – Никому об этом не говори и вообще, делай вид, что ничего не произошло. Мы будем разбираться в этом деле и приглядывать за тобой, потому что тот, кто покушался на тебя, не на Катю же, выйдет на тебя во второй раз.

Кто-то работает против нас, а вот кто, это нужно выяснить. Кулон, который дала тебе алруна, это пустышка для отвлечения внимания, хотя кристалл в кулоне был глазом хозяина. Хорошо, что мы вовремя его обнаружили. И запомни, в нашем деле утаенные от учителя мелочи могут вырасти в дела нехорошие. А ты где был, – строго обратился Велимудр к Саву, – это твой друг и ты должен быть постоянно с ним, оберегая от всех напастей.

Сав сидел, опустил голову. Как можно сказать Велимудру о том, что он и его подруга оставили нас с Катей вдвоем, а сами сидели и смотрели друг на друга на значительном отдалении от нас. А кто-то этим воспользовался.

Не надо его ругать, Велимудр, – обратился я к учителю, – это мы попросили их побыть подальше от нас.

Ладно, – вздохнул Велимудр, – возраст у вас такой, но это не дает вам права пренебрегать собственной безопасностью. Такое у нас случилось в первый раз и направлено оно конкретно против тебя. Почему? Кто? Вот главные вопросы, в которых нам придется разбираться.



Глава 15


Жизнь протекает спокойно, когда вокруг тебя друзья и враги, о которых ты знаешь, с которыми ты ладишь и знаешь, как поступить в той или иной ситуации. Но когда ты знаешь, что рядом с тобой опасный враг и ты не знаешь, кто он из тех, кто тебе улыбается, сидит рядом с тобой в столовой, в библиотеке, ходит с тобой на занятия, то спокойствие улетучивается, и действия каждого человека ты оцениваешь уже с точки зрения враждебности. Так возникает подозрительность, которая потом развивается в манию преследования и человек начинает бежать от себя. А если этот человек облечен большой властью, то жертвами мании становятся миллионы ни в чем не повинных людей.

Я лежал в своей комнате и размышлял. Верный Сав чутко посапывал. Набегались мы за день. Во время обводок мяч так и стремился вырваться из ног ИТУ и убежать куда-нибудь в кустарник, но Сав перекрывал ему путь, и мячу приходилось возвращаться на поле.

Так, в размышлениях я уснул. Мне снилось какое-то чередование событий то в древнем Риме, то в Греции, то на просторах Монголии, то вдруг в Государственной Думе при последнем российском царе, то вдруг поэты Маяковский и Блок начинали читать мне свои стихи, то вдруг я начинал читать стихи, пришедшие мне в голову:


Проснулся я, открыл свои глаза,

Иду ва-банк и при четырех тузах,

Не по душе мне в жизни тормоза,

Мне весело, когда гремит гроза.


Я открыл глаза и увидел, что за окном полыхает страшнейшая гроза. Такой мне не приходилось видеть. Молнии втыкались в землю как острые колья, перепахивая ее. Вероятно, боги рассердились на нас и таким образом выразили к нам свое отношение.

Я вышел на улицу. Был четверг. Светило солнце, но вся почва перед нашими домами была перепахана. Дерево, под которым сидела Катерина, расщеплено и свалено. Ни о каком футбольном матче на ИТУ уже и не было речи. Это на будущий год.

Во время перерывов между занятиями мы выходили для наведения порядка на улице – притаптывали землю, поправляли и утрамбовывали вывернутый дерн, убирали вырванную траву. Иногда мы находили какие странные куски чего-то, как будто разорванных на части зверей, и сообщали учителям. Они складывали находки в корзины и уносили.

Незадолго до окончания летнего семестра меня вызвали к Велимудру. В его комнате сидела и тетя Люба.

Проходи, отрок, садись, – сказал Велимудр. – Мы вот подумали с Любавой и решили, что и вчерашнее светопреставление тоже имеет связь с тобой, вернее с тем, что в кого-то из вас бросали меч-кладенец. Бросали в тебя. Если бы бросали в Катерину, то не промахнулись бы. Меч не разбирает, кому он служит, но он делает удар точным и сильным, помогая побеждать врагов. В сидящую Катерину он бы никогда не промахнулся. Бросали его в тебя, но какая-то сила тебя сбросила с твоего транспортного устройства, а сегодня эта сила устроила погром и побила столько нечисти, заползающей к нам под землей, что мы не успеваем сжигать все оставшиеся остатки. Ты на нас не серчай, Вася, но мы с Любавой должны осмотреть тебя всего. Раздевайся, милый и считай, что мы твои доктора, а ты на медицинской комиссии перед призывом в армию, давай, не стесняйся.

Я разделся и меня стали внимательно рассматривать со всех сторон, выискивая какие-то особые приметы. Да ничего у меня не было. Я был человек как человек.

Но вдруг Велимудр сказал:

Есть, – взял меня за локоть левой руки и подвел к окну.

Точно, – сказала тетя Люба, – Перунова печать.

Я посмотрел на руку и увидел там светленький звездообразный шрамчик, который я получил, когда учился в первом классе. Катался на велосипеде и упал, немного расцарапав левую руку в районе локтя. Помыли, помазали йодом, перевязали бинтом и через день я уже ничего не чувствовал, бегая по улице со своими сверстниками.

Василий, – сказал Велимудр, – ты уже достаточно взрослый, чтобы поговорить со своей матерью наедине по поводу твоего рождения. И то, что она тебе скажет, должно быть тайной за семью замками для всех, но не для нас с Любавой. Нам нужно организовать твою защиту, потому что те силы, которые будут защищать тебя, могут уничтожить и то, что не имеет к тебе никакого отношения. Ты понял?

Я кивнул головой. К трем часам пополудни я должен быть готов с вещами, чтобы перенестись в поезд, который уже идет по направлению к моему дому. Мы все попрощались и договорились, что к будущему году будем готовы более уверенно держаться на ИТУ, чтобы победить наших соперников. В разговорах мы не интересовались, кто и где живет, потому что так было заведено. Однажды я спросил об этом у Велимудра:

Учитель, почему мы не знаем, кто и где живет, не переписываемся и не дружим в то время, пока нас здесь нет?

Велимудр сказал:

Мы не готовим команду людей для борьбы со злом и поддержания в России русского духа. Вы это будете делать каждый поодиночке, каждый в своем городе. Если даже кто-то из вас переедет в другое место, то его место займет другой выпускник. Свято место пусто не бывает. Мы знаем, что наши выпускники незаметно борются с теми силами, для которых все русское как смертельный яд и которые готовы превратить Россию в свинарник для поставки первосортного мяса и мозгов во все развитые антирусские страны. Но пока вы есть, пока люди прислушиваются к вашим словам, видят ваши поступки, им это не удастся сделать, потому что вы будете уметь уничтожать это зло.

Силы зла будут разыскивать вас, алруны будут соблазнять вас так же, как они уже соблазнили немалую часть всех русских, и поэтому они не должны знать, кто умеет бороться с ними. Пусть они победят кого-то из нас, но они победят одного, а не всех. Нас много. И нас будет еще больше. Вот для чего вы здесь и вот для чего мы учим вас вроде бы самым обыденным вещам.



Глава 16


Наличие какой-то тайны моего происхождения и моего рождения тоже не добавило мне уверенности. У меня есть старший брат. Я второй ребенок в семье. Никто мне не сказал ничего плохого. Все меня любят. Я похож на маму. Если мальчик похож на маму, то он будет счастливым, так говорит народная мудрость. Но что имел в виду Велимудр, говоря о том, чтобы я выбрал удобный момент и переговорил с мамой?

Такой момент выдался, когда мы с мамой оба простыли зимой и лечились дома настоями трав, собранных мною в заветном лесу.

А как же выписанные нам таблетки? – спрашивала меня мама.

Мы вылечимся и без химии, – уверенно говорил я, заваривая в термосе очередную порцию трав и корешков.

И, несмотря на мамины сомнения, наше самочувствие улучшалось. Мамы они все такие: чуть-чуть полежат, а как только станет немного получше, она уже на ногах и что-то делают по хозяйству. Вот и сейчас мама готовила суп, а я сидел на кухне и морально помогал ей.

Мама, – спросил я, – а нет ли какой-то тайны в моем рождении?

Мой вопрос заставил мать остановиться и вздрогнуть.

Кто тебе сказал об этом? – спросила она.

Ты лучше расскажи мне все и знай, что об этом не узнает никто, – сказал я.

Мама немного подумала и сказала:

Мои первые роды были очень трудными. Твой брат был крепким малышом, и мне пришлось делать операцию. Сложную операцию и потом мне сказали, что у меня больше не будет детей. И действительно, все наши попытки родить второго ребенка были безуспешными. И вот через пять лет мне приснился сон. Ко мне во сне явился мужчина с длинными зачесанными назад волосами и вьющейся бородой.

Хочу я, – сказал он мне, – чтобы ты родила мне сына, который будет моим наместником на земле.

Я как-то без слов, мыслями отвечаю ему, что у меня детей не будет. А он мне снова говорит, что это не моя забота, ребенок у меня родится, главное, чтобы я к нему ласкова была. Что я могла сделать, Васенька, если он и сам был ласков, и во сне все это было? Я, когда проснулась, даже рассмеялась. Ведь такого же не бывает. А через неделю я поняла, что понесла, а отец твой в командировке был, но вскоре приехал. Недели через две я ему сказала, что беременна и он был очень рад, хотя я до последнего времени не верила в реальность всего происходившего.

И ты так и не знаешь, кто был тот мужчина, что приходил к тебе во сне? – спросил я.

Знаю, – вздохнула мать, – он сам мне рассказал о себе. Его имя Перун. Он был самым главным богом на Руси, самым первым защитником Правды, иногда спускался с небес на землю и гулял в виде лесного быка Тура. У него даже был свой цветок – ирис с шестью лилово-голубыми лепестками. Для него делали святилища в форме этих цветков с его скульптурным изображением в центре.

Борьбу за признание Перуна верховным божеством начал князь Олег, продолжил Святослав, а завершил князь Владимир. Он создал пантеон русских богов во главе с Перуном и храм в Киеве, пол которого был засыпан штукатуркой христианской церкви. Были принесены человеческие жертвы из числа христиан. А потом тот же Владимир провел крещение Руси.

Идолы Перуна были свергнуты и брошены в реки с проведением специальных ритуалов. Все сторонники Перуна в один момент оказались приверженцами Бога, забыв тех богов, которым они поклонялись.

Потом придумали сказку о борьбе Перуна с Велесом – покровителем и защитником домашних животных и богом материального благополучия. Для этого они взяли чешское слово Veles — злой дух, демон.

Затем всех русских богов приравняли к новым святым. И народ запутался: на уровне подсознания помнит свои корни, но вспомнить их не может, будучи придавленным византийскими богами. И тебе, Вася, уготована борьба за умы россиян, чтобы они не забывали русский дух, русскую идею всеобщего равенства и братства всех людей на земле.

Мама, а ты веришь в то, что ты мне рассказываешь? – усомнился я, так как мамины познания в русской старой религии меня попросту поразили, она же никогда этим не занималась.

Я тебя понимаю, Вася, – сказала мама, – я и сама сомневалась в реальности всего происходящего. Так же быть не может, но ты был каким-то не таким, как все. Чувствовалось, что ты знаешь намного больше, но тебе это пока не открылось и что когда это откроется, то силы зла зашипят по всей земле, будут объединяться специально для того, чтобы погубить тебя. Я ведь и генетическую экспертизу провела. У меня в потайном месте и бумажка есть о том, что к твоему зачатию муж мой и отец твой названный отношения не имеет. А ни с кем из других мужчин я не встречалась. Я жена верная и мне не нужны утехи на стороне.

Я сидел в раздумье и верил в то, что мне говорили и не верил в то, что мне говорили. Ладно, я каким-то образом попал в летнюю школу, которой заведуют знатоки русской истории и люди, умеющие делать чудеса.

Может, чудеса получаются только в летнем лагере, – думал я. – А как же маленькая птица, которая улетает с письмом к Кате и возвращается с ответом, – отвечал я сам себе. Хочешь проверить, сделай себе ИТУ в домашних условиях. Если ничего не получится, то ты действительно никто, а если получится, то это будет означать, что мама твоя говорила правду. Кстати, а Катя, чья она дочь?

Я встал, подошел к маме, обнял ее, погладил по голове и сказал:

Мама, ты никому и ничего не говорила. Это наша тайна и не обязательно кому-то о ней знать. Справку порви. А лучше всего – сожги. Наша семья так и останется нашей семьей, и я не собираюсь выяснять какие-то другие вопросы. Просто мои учителя знают больше, чем мы с тобой и они учат меня тому, о чем говорила ты.



Глава 17


Пока Вася занимался выяснениями вопросов своего происхождения, у нас в институте случилось ЧП. Чрезвычайное происшествие. В институт на мое имя с указанием точного почтового адреса, номера войсковой части, присвоенной институту, и моего воинского звания пришло письмо из заморской страны. Страна эта самый наш лучший друг, который на протяжении почти века пытается уничтожить нас как своего конкурента по влиянию в мире.

Как такое могло случиться, что о самом секретном институте не знает разве только тот, кому это просто не интересно? В интернете нашел данные о структуре института, его подразделениях и тематике, фотографии зданий и их местоположение на космических снимках. Руководство развело руками. На бюрократическом языке это означает: если тебе дороги интересы государства, то защищай их сам. И многие люди, сталкиваются с подобным отношением к вопросам безопасности страны. Машут рукой и говорят:

Да гори оно все синим пламенем.

Еврочеловеки в восторге от такого развития демократии в России. Когда за тридцать долларов или за тридцать сребреников на толкучке можно купить любые государственные тайны России. В своих странах по каждому факту такой утечки информации они проводят тщательное расследование, и виновные получают немало – от двадцати до пятидесяти лет отсидки.

А, может, это у нас такая политика – ошарашить противника обилием самой секретной информации и заставить не верить в нее? Но криминал верит во все базы данных о конкретных российских гражданах и грабит их. Почему же так происходит? А что здесь странного, если криминал давно проник во власть, он власть и он сам себя победить не может и не хочет? Если президент крупной фирмы или банка, помимо миллионных бонусов оформляет себя еще и дворником на полставки.

У большинства населения России полная безысходность. Преступность достигла наивысшего уровня и настолько срослась с правоохранительными органами, что милицию переименовывают в полицию, как будто это поможет. Половина правоохранительных органов на стороне народа, половина – на стороне преступности. Кто победит, народ или преступность? Если бы еще руководители были на стороне народа, то тогда и жить можно было спокойней.

Это, так, лирические отступления на темы борьбы с преступностью и коррупцией. А в письме было написано, что профильный нашему институт, работающий под эгидой ЦРУ, предлагает совместно проводить исследования по изучению феноменальных способностей ученика седьмого класса Васи С. И забугорный институт согласен взять на себя финансирование исследовательских работ в полном объеме. И подпись: с дружеским приветом и надеждой на сотрудничество директор такой, полковник от ВВС. Для американизированных читателей объясняю, что ВВС — это Военно-Воздушные Силы, а не Би-Би-Си.

Доложи о таком письме по инстанции и получишь команду начать совместную работу в плане совместной антитеррористической борьбы и, в конце концов, все уплывет туда, и сотрудничество это окажется очередным пшиком, а виноватым окажусь я.

Мы помним, как один из руководителей госбезопасности в надежде на сотрудничество передал нашим заклятым друзьям систему подслушивания в строящемся здании их посольства. Что получилось? А получилось, как с китайцем. А что же было с китайцем? На одной международной конференции участники ее выпили крепенько и говорят друг другу:

Чего же это мы к представителю этой великой страны так плохо относимся?

Призвали китайца, выпили с ним на брудершафт и сказали, что с этого дня все переменится к лучшему. Китаец расчувствовался, как русский, и говорит:

Однако, спасибо, я тоже с сегодняшнего дня не буду вам сикать в утренний кофе.

Дружба дружбой, а целостность карманов нужно проверять каждый день. Нет, уж, положу письмо в досье, а Васю переведу на полный пансион в свой институт и будем мы с ним заниматься по индивидуальной программе подготовки человека, которому на роду написано спасти мир.

Вы не задумывались над тем, почему Посланец божий не был американцем?

Да тогда Америки еще не было, – скажете вы.

То есть Америка-то была, но только как континент, где жили люди диковатого свойства. Поэтому и Спаситель пришел туда, где люди были цивилизованные, знали буквы и писали из них слова, поэтому и остались документальные свидетельства пришествия.

Ой, ли? В Америке жили не менее цивилизованные индейцы, которые строили города, недоступные сегодняшнему пониманию. Неужели Всевышний этого не видел и не предполагал, что центр мира сместится в Америку?

Он все видел и предполагал. Он знал, что Америка находится далеко, что ее откроют не так скоро, а посланника Божьего будут проверять пытками. Потом скажут, что хороший человек был, и бросят его на съедение койотам по местным обычаям. И все муки будут зазря. Как поклонялись духу Маниту, так и будут поклоняться духу Маниту.

И Посланник Божий появился примерно в том районе, откуда началось великое переселение народов. И народы из тех мест несли своих богов, не прибегая к огню и мечу для восхваления их. Это все пришло потом. Но почему все вызверились на славянских богов, а к другим относятся совершенно спокойно? Вот здесь и кроется корень всего сущего.

Все самое загадочное и таинственное на самом деле очень просто и непритязательно. Когда читаешь описание сложного фокуса, то поражаешься, насколько ловко фокусник все это проделывает и насколько легковерны люди, что поверить в ловкость рук, отвлечение внимания и в обман. История древних славян — это тот же фокус, который давно раскрыт, но все делающие этот фокус думают, что они очень ловко обделывают его и никто и ничего не видит.

Вся история человечества — это борьба идеологий. А, вернее, борьба религий. И каждая из религий дает свое объяснение создания мира, обосновывая тот факт, что именно они являются наследниками господина и хозяина всего мира.

В Египте считали, что Нун (Хаос) родил Ра (Солнце). Ра произвёл из себя богов Шу (Воздух) и Тефнут (Вода), от которых родилась новая пара, Геб (Земля) и Нут (Небо), ставшие родителями Осириса (Рождение), Исиды (Возрождение), Сета (Пустыня).

Греки считали, что сначала существовал Хаос. Боги, появившиеся из Неба – Гея (Земля), Эрос (Любовь), Тартар (Бездна), Эреб (Мрак), Никта (Ночь). От Геи появились Уран (Небо) и Понт (Море). И самые первые боги родили Титанов.

Огнепоклонники считали, что мир существует сам по себе на протяжении 12 тысяч лет. Вся история делится на четыре периода по 3 тыс. лет.

Первый период – предсуществование вещей и идей.

Второй – сотворение тварного мира.

Третий – время до появления пророка Зороастра.

В четвёртом периоде (после Зороастра) в каждом тысячелетии людям должны являться три Спасителя, предстающие сыновьями Зороастра и так далее.

По китайским мифам, в глубокой древности существовал лишь мрачный хаос, в котором сами собой сформировались два начала – Инь (мрачный) и Ян (светлый), установившие восемь главных направлений мирового пространства. После этого дух Ян стал управлять небесами, а дух Инь – землёй.


Среди осколков чашки звонкой

Лежали ноты, в песнях нянь

Мне вспоминался голос тонкий

Принцессы знатной рода Янь.


По верованиям иудеев, словом Бога сотворены небеса. «Тот, Кто сказал, – и возник мир». «Десять вещей были созданы в первый день. Вот они: небо и земля, смятение и пустота, свет и тьма, дух и вода, свойство дня и свойство ночи».

По христианским канонам было Creatio ex Nihilo – «сотворение из ничего». Бог от избытка любви и без какого-либо понуждения перевел всё сущее из состояния небытия в состояние бытия.

По мусульманским преданиям, Аллах взошёл к небу, которое было как дым, и разделил небеса и землю. Затем он сотворил день, ночь, солнце и луну, которые «движутся по своему круговому пути».

Буддисты вообще отрицают вечное существование богов, сотворение мира и существование души. Для них самое главное – попасть в Нирвану.

Славяне не делали мир, они делили его на три яруса.

Верхний – небо, мир богов.

Средний – мир людей.

Нижний, подземный – мир духов, теней.

Каждый ярус символизировался зверями: птицы (небо), волк и медведь (земля) и змей (подземный мир). Проникнуть в нижний ярус и вернуться обратно можно через колодцы, реки, озера и моря. Все три яруса составляли древо жизни: корнями оно уходило под землю, ствол – в мире людей, а ветви – в небе.


Себя я вижу в зеркалах,

Небритого, усталого, смешного,

И, может, Бог или Аллах

Пошлет мне счастия земного.


Это я так, очень кратко, в двух словах постарался изложить суть сотворения мира в разных религиях. Но вы должны сами определить, кто из них стремится к мировому господству как последователи того, кто этот мир создал.

Получается, что только представители христианства, иудаизма и ислама желают, чтобы их религию исповедовали все люди в мире. Хотя все они скромно открещиваются и отплевываются от этого утверждения, но это так. Возьмите религиозные войны, инквизицию, джихады и теракты последнего времени, которые делаются от имени своего бога, но не славянских богов.



Глава 18


Все это было только прелюдией к тому, почему же все боги ополчились на славянских богов, которые не претендовали на приоритет в создании всего сущего из состояния небытия в состояние бытия и разделения неба и земли.

Крест был отличным оружием в борьбе с владычеством Римской империи, которая уже и не знала, что ей делать дальше. Любое развитие предполагает какую-то высшую цель. Например, на повышение уровня жизни всего населения.

А вот тут и возникает извечный вопрос:

С какой стати я, заработавший полные закрома золота, буду тратить их на нужды плебса? Я буду тратить их только на себя. Буду изыскивать такие удовольствия, которые только возможно получить за деньги. А плебсу достаточно краюхи хлеба и драки в Колизее.

Плебс был доволен и не особенно роптал, получая малую толику, но чувствуя себя откровенными арийцами по сравнению с другими народами, входящими в империю.

Пусть я рвань, но я выше вас, – думал народ и спешил в Колизей.

Но не так думали входившие в империю народы, которые платили взносы (дань) за свое пребывание в империи. И когда появилось христианство, то многие вассалы Рима стали поддерживать его, чтобы высвободиться от засилья статуй богов и императоров, которых требовалось чтить наравне с богами, а своих богов требовалось забыть.

Уж лучше поклоняться одному богу, но жить самому по себе, – думали вассалы, – чем забывать своих богов под угрозой смерти.

И сила Римской империи оказалась ее огромной слабостью. Новая идеология христианства, основанная на любви к Богу (Бог есть любовь), триумфально шествовала по Европе, ослабляя империю перед набегами кочевников и возвеличивая Византийскую империю.

Но и Византии не удалось стать заменой Римской империи. Вновь обретшие веру стали молиться по-своему, не по православному византийскому обряду, разделив христианство на несколько ветвей, не на жизнь, а на смерть враждующих между собой от имени одного и того же Бога.

Привычка бороться с империями увеличила количество христианских врагов и у Византийской империи. И когда победа была вот-вот уже в руках христиан-католиков, произошло крещение Руси.

Османы захватили Константинополь. Православие переместилось на Русь, причудливым образом перемешавшись со славянскими богами, найдя в них прототипы христианским святым.

Русичи, которые в минуты опасности снимали с себя доспехи и бились обнаженные по пояс, обрели такого же бога и встали в один ряд со всеми государствами христианского мира, не желая подписывать унию и преклонять голову и колени перед новым христианским императором, которого назвали Папой и единственным наместником Бога на земле.

Я не буду расписывать различия между католицизмом и православием, но православие никогда не вело крестовые походы, не вводило инквизицию и не устраивало Варфоломеевские ночи.

Все христианские течения после кровавой резни объединялись вместе только против Руси. И никакое христианство не могло разрушить старинный уклад русской жизни. Вместо капищ стали строить храмы, а народ все равно шел к знахарям и ведунам, которые не мешали жить никому и просили только одного, чтобы и им не мешали жить.

Все время русское общество делилось на русофилов и русофобов. Как только начинали главенствовать русофобы, давя все русское, как сразу им на помощь приходили иноземные орды и только лишь русофилы собирали людей на кровавую битву. Но как только проходила опасность, так снова русофобы начинали поднимать голову, внушая западу надежду на то, что победа возможна. Даже вы можете сегодня определить, кто сегодня находится в большинстве в нашем обществе.

После трех попыток покушения на Васю, я взял его на учебу в наш институт с перспективой перевода в один из филиалов, который готовит государственных служащих высшей квалификации. Только туда принимают при наличии офицерских званий, так что Васе придется изучать и программу среднего военного училища и держать экзамен на командира.

О феноменальных способностях моего ученика, полученных в летних лагерях, я узнал совершенно случайно.

В одном из шикарных столичных отелей проводилось партийное мероприятие. Повел и я Васю, чтобы посмотрел на людей, которые готовятся делать мировую историю, а пока делают политику в регионах и во всей России.

Мы ходили рядом со столами регистрации участников мероприятия, я показывал Васе людей и говорил, кто они такие. Вася смотрел и молчал.

Подходило время начала мероприятия, дали уже третий звонок, но конференц-зал был заполнен едва ли на треть. Люди толпились в туалетных комнатах и не заходили в зал. По фойе стали бегать распорядители, появились люди в белых халатах, один из высокопоставленных работников из курирующей меня организации подошел ко мне и конфиденциально сообщил:

Давай, подключайся, что-то неясное, то ли вирус, то ли еще что-то, но у людей стали окрашиваться ушные раковины. Окрашиваются в красный и синий цвет. У кого-то окрашено одно ухо, у кого-то – оба, на лбу у некоторых мерцает буква «К». Мы сейчас убираем корреспондентов и развозим заболевших по клиникам.

Товарищ генерал, а нельзя ли нам составить список пострадавших? – спросил я.

Ты что? – генерал прямо-таки ошпарил взглядом. – Да это такие люди, про которых говорят, что они в любом деле будут вне подозрений.

Извините, – сказал я, – буду думать, что к чему и что можно предпринять.

Вот и думай, на то ты и бином, – процедил генерал и ушел.

Его можно бы и понять, потому что по событию и возможным его причинам будут спрашивать с него, да только крайних он будет искать среди своих или среди непричастных. Положение хуже губернаторского.

Вася, а ты что думаешь по этому феномену? – спросил я ученика.

А что тут думать? – сказал юноша. – Красное ухо – казнокрад. Синее ухо – взяточник. Буква на лбу – так это традиционное клеймение разбойников.

Это твоя работа? – шепотом спросил я.

Да разве это работа? – ответил мальчик. – Это сортировка. У нас клеймение было отменено царем-освободителем Александром Вторым в 1863 году. Тогда было немало клейм. Ставили их на спину и на лопатку. Например, РЗБ – разбойник, ТАТ – вор, В – тоже вор, Л – лжец, З – злодей, И – изменник, Б – бунтовщик. А вот в 1711 году царь, который в Европу окно рубил, всем рекрутам ставил клеймо в виде креста на локоть, чтобы облегчить поимку дезертиров.



Глава 19


То, что я узнал, меня просто оглушило.

Ну-ка, – сказал я, – говори, что у меня на лице цветное?

Да ничего у вас цветного нет, Иван Николаевич, – сказал отрок, – давайте купим вон то мороженое с белой шапкой в вафельном стаканчике.

Я посмотрел, и мне самому захотелось мороженого. Купили по стаканчику. Парень знает толк в сладостях. Я ел его и чувствовал, что это именно то мороженое, которое продавалось в ГУМе, в хрустящем стаканчике, пломбир с вареньем и наполнялся не по краям стаканчика, а с горкой. В жизни своей не ел ничего вкуснее гумовского мороженого.

Что делать-то будем? – спросил я Васю, кусая мороженое.

А ничего делать не надо, – сказал мальчик. – Приедет человек, покается в прегрешениях своих, запишет их на бумажке и даст слово, что больше так не будет делать, у него все и пройдет. А вот если зло очень большое, то пока не пойдет под суд, отметина не исчезнет, а наоборот станет больше. Вместо уха все лицо станет синим или красным или буквы пойдут по всему телу.

И что дальше, – спросил я, – покается и больше не будет казнокрадом? Помнится, кое-кто в недавней истории человечества поставил на поток отпущение всех грехов за определенную сумму. Так грешников стало больше, и поступлений в казну служителей Бога тоже больше. И бумажки эти с раскаяниями, индульгенциями назывались.

Вы еще напомните о суде над представителями одной нефтяной компании, – подхватил Вася, – которая работала себе, богатела от нежданно свалившегося на нее богатства народных недр, и вдруг оказалось, что она прямо пред государевыми очами деньги воровала. Наказали их. Смыли грех наказанием, а перед тем как выпускать на волю, снова решили по тем же делам просудить. Вот это и есть неправосудие. Нельзя по одному делу судить дважды. А тот, кто у нас покается, тот не то, что прощение получит, совесть свою очистит. Суд мирской над ним все равно будет, да только к суду этому придет человек раскаявшийся, награбленное вернет, ордена незаслуженные в казну отдаст, деньги неправедные на благотворительность пустит и дальше работать будет на благо отечества нашего.

Я смотрел на Васю и не узнавал его. Это уже был не мальчик, а рослый юноша семнадцати лет от роду. Три года он со мной изучает науки о естественном и неестественном, одновременно учась по программе общеобразовательной школы и отдыхая в летних лагерях в заветной зоне.

Дневники свои он забросил, потому что на написание дневников нужно время и усидчивость, а при такой нагрузке как у него, на дневники времени не хватает, да и я особо не допытывался, чему он учится у старцев своих. Время придет, сам расскажет. Похвались заранее, а вдруг чего-то не получится?

Рассуждения у Василия совсем не такие, как у нас, повидавших жизнь. Молодое, наивное, с верой в людей, в добрые намерения, в светлое будущее. А разве мы не были такими? Нам казалось, что взрослая жизнь — это пора свершений, движения вперед, развития, изобретений и открытий, которые улучшат нашу жизнь. И учили-то нас тоже волшебники, написавшие нам «Авиамарш»:


Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,

Преодолеть пространство и простор,

Нам разум дал стальные руки–крылья,

А вместо сердца — пламенный мотор.


Но нам никто не говорил, что музыку к маршу написал Юлий Хайт, а слова Павел Герман. Мы думали, что это народная песня. А оказалось, что вокруг нас живет множество таких же людей, которые стремятся к тому же светлому будущему. И есть такое же множество людей, которые стоят на пути в это светлое будущее. Они регулируют поступательное движение вперед, как капитаны корабля, которые следят за тем, чтобы балласт был на месте, обеспечивая остойчивость корабля, и весь груз был равномерно уложен в трюмах и на верхней палубе, не нарушая равновесия.

Что будет, если все вдруг ринутся в светлое будущее? Правильно. Если груз сдвинется к одному борту, то корабль перевернется. То есть всем в светлое будущее нельзя. Вернее, можно, но только осторожно и не семимильными шагами, как предлагали отцы пятилеток и семилеток.

И поэтому вся наша жизнь была полна радужных надежд и разочарований. Нам было нельзя то, что было можно всем. Зато на нас ставили эксперименты, изучали поведение и разрабатывали теории управления массами в условиях полного и окончательного построения социалистического общества и создания новой исторической общности – советский народ.

Куда это все делось? Улетело, потому что это были придумки тех, кто любой ценой хотел удержаться у власти, понимая, что следующее поколение советских людей не поверит в то, что черный хлеб с солью это есть наша национальная праздничная еда.

Как начинаешь читать сказки, так сразу слюной начинаешь захлебываться. В те времена, которые называют «дикими», народ наш был образован, веру имел и жил зажиточно для своего времени, плодясь для своего процветания. Вот ведь, думал о современности, а мыслями ушел в далекое прошлое.

А как же с тайной исповеди, Василий? – спросил я. – Если человек напишет нам покаянное письмо, то мы же не должны сообщать государству об этом. Это нечестно. Время партсобраний и принародного психологического линчевания прошли. Хотя линчеватели остались и хотели бы снова вернуться в те же времена.

Тайна исповеди – дело святое, – ответил юноша, – да ведь не каждый исповедовавшийся на путь истинный встанет. Тот, кто на истинный путь встанет, о том все узнают. Кто-то галерею художественную откроет и будет для народа, для его просвещения картины собирать, таланты народные поддерживать. Другой во славу Мельпомены отдаст капиталы свои, театры построит, киностудии. Третий – сиротские дома поставит и на свое содержание возьмет. Четвертый – странноприимные дома поставит, чтобы не было людей неприкаянных, бродяг, чтобы все при уходе были, и старики, и увечные люди, и люди, которые от рождения были блаженными. Кто-то займется мелкой благотворительностью по доходам своим, да вот только половина покаявшихся на путь истинный не встанет. В опасениях за судьбу свою придет за написанной бумагой. И мы отдадим ее ему, да только в руки она ему не дастся. Вырвется из рук и полетит птицей ввысь, роняя повсюду свои перья-листья, и станет тогда известно всему миру о том, кто этот человек и что не покаялся он, а все продолжает свои разбойные дела.

Василий, ты сам-то веришь в то, что говоришь? – усомнился я в его словах.

А, давайте, Иван Николаевич, попробуем это сделать, тогда и будет видно, правдивы мои слова или это я по младости лет моих сказки старинные рассказываю, – улыбнулся Василий. – Идите и скажите своему генералу, что вы беретесь убрать разукрашенные части тела у гостей и делегатов съезда, и что принимать будете у себя в кабинете вместе со мной.

Ты хоть представляешь, в каком положении я буду выглядеть с твоим предложением? – спросил я его.

Иван Николаевич, мне кажется, что положение ваше будет более умным, чем у раскрашенных, – сказал мой ученик. – Если они хотят быть такими на всю жизнь, то пусть так и ходят, может, это скоро вообще модой станет, и никто не будет их замечать.

Пацан прав. Древние еще говорили, что устами младенца глаголет истина. Я доел мороженое и пошел к генералу.



Глава 20


Реакция генерала была ожидаемой.

Ты что, охренел? Да ты представляешь, как к твоему предложению отнесется высшее руководство, потому что у некоторых тоже кое-что цветное, – чуть не ли не матом стал говорить мне генерал, подкрепляя свои слова жестами сжатым кулаком. – Кто мне и тебе поверит, что уважаемые люди без юридически оформленных доказательств кем-то отмечены как казнокрады и взяточники и что ты можешь это убрать. Да это вообще нонсенс. Да и тебя с твоей нечистью давно пора гнать. Да я бы тебя давно уже сгноил где-нибудь, да только кто-то тебя поддерживает. Вот так, если хочешь на свою задницу приключений, то вот там стоит мой директор, иди и сам докладывай ему, он тоже за ухо держится.

Я подошел к группе людей, о которых пишут газеты. Они стояли группкой, прикрывая уши руками и о чем-то вполголоса переговариваясь.

Директор спецслужбы был «с улицы», как называют политических назначенцев. В тонкостях оперативной деятельности не разбирался, зато был человек, преданный вновь избранному лидеру. Кому он еще был предан, неизвестно и, честно говоря, я сомневаюсь, чтобы опытные работники доверяли ему и посвящали в замыслы тайных операций, которые замышляются или уже давно идут.

Тем не менее, этого человека из старших лейтенантов запаса произвели в действительные генерал-лейтенанты и наградили тремя или четырьмя орденами. За что? Не задавайте глупые вопросы. По случаю дня рождения или хорошего настроения, или для того, чтобы на груди что-то было.

Я кратко изложил ему суть дела и был понят с полуслова.

Санкционирую, – сказал он и распорядился всех забинтованных участников совещания отправлять на их автотранспорте прямо в управление института, согласуясь по времени и очереди. – Я – как капитан корабля – буду последним, – патетически произнес он.

Работа у нас закипела. Люди сидели по пять человек с каждой стороны стола для совещаний. Они были разделены стеклянными перегородками, которые мы принесли из кабинетов сотрудников. У каждого была стопка бумаги, ученическая ручка и зеркальце. Каждый сидел и писал о своем. Все бумаги начинались одинаково: «Генеральному прокурору Российской Федерации». А в одной кабинке сидел и сам Генеральный прокурор, и писал себе заявление от себя.

По мере написания признаний предательская окраска исчезала с ушей приехавших. Все бумаги я собирал и складывал в папку. Последним был директор. Он написал свое, посмотрелся в зеркальце и сказал:

Вот и отличненько, а теперь все написанное давайте сюда.

Так нельзя, – тихим голосом сказал Вася. – Люди свою душу излили и сказали правду, чего они не делали никогда в жизни. Они поверили нам…

И хорошо, что поверили, – сказал директор. – А сейчас я буду смотреть, кому можно верить, а кому нельзя. Я что, по два раза должен отдавать приказания? – прорычал генерал.

Смотрите, – не предвещающим ничего хорошего голосом сказал Вася, – вся вина будет только на вас, – с этими словами он взял папку из моих рук и передал директору.

Директор открыл папку и не увидел ничего кроме чистых листов.

Где все написанное? – закричал он.

Исчезло, – сказал мальчик, – оно же не для посторонних глаз. Даже на ваших листах ничего нет, зато у вас снова ухо красное.

Директор посмотрелся в зеркальце и увидел свое красное ухо.

Что же делать? – виноватым голосом спросил он.

Садитесь писать снова, но уже первым, а с теми, кто сейчас приедет обратно, будете сами разбираться, – сказал я.

Исцеленные уехали недалеко. Вбегающие в мой кабинет люди были из высшей номенклатуры. Остальные столпившиеся в приемной и на лестнице, сразу поняли, в чем дело, увидев пишущего директора. На сколотых скрепкой листах были только их фамилии, написанные их рукой, и никакого текста.

Мы сохранили вашу тайну, – сказал Вася, – и сохраним ее от других, но только не от вас. Как только кто-то из вас доберется до своих бумаг, они сами станут достоянием для всех. Сохранение вашей тайны зависит только от вас.

Глубокой ночью мы собрали все записи, разложили в отдельные конверты и спрятали под замок в сейфе. Хотя, неоткрываемых сейфов нет. Любой ящик можно открыть. Но Вася обещал сохранить, значит сохранит.

Мой секретарь была на месте и, когда все ушли, приготовила нам чай. Мы сидели за моим столом и пили чай с бутербродами.

А вы знаете, – сказала секретарь, – те, кто первыми вернулись, избили того, кто оставался у вас последним. В туалете били. Били и приговаривали: это для твоего досье, сука.

Одного смертельного врага мы уже нажили. Остальные тоже мало верят в то, что их тайна за семью печатями и будут стараться обезопасить себя любыми способами. Нужно и нам тоже быть осторожнее. Хотя, какая тут осторожность. Вся страна как большое Чикаго. Каждый день заказные убийства, и никто не знает, кто заказал и, кто исполнил.

Умные люди понимают, что тайна будет сохранена тогда, когда мы в целости и сохранности, если мы порядочные люди. А если с нами что-то случится, то бумаги снова попадут в нехорошие руки. Поэтому, будут у нас охранники. Война будет идти за нашими спинами, потому что за то, что написано в этих бумагах, охотиться будут все, в том числе и иностранные разведки, которые уже знают о чудесном исцелении посредством бумажных исповедей. И главным действующим лицом будет кудесник, чудесник, волшебник Вася Силаев.

Я не знал, что в это же время на конспиративной квартире сидели два высокопоставленных представителя разных спецслужб и решали вопрос завладения древними тайнами Руси.

Нужно осуществить агентурное проникновение в тот заповедный район, втереться в доверие к тамошним людям и выведать все их тайны. И нам поможет этот пацан, который работает и учится в чародейском институте, – сказал мужчина с подбитым глазом.

Какое нахрен проникновение? – оборвал его собеседник с замашками то ли военного, то ли военизированного типа. – ОМОН вместе с этим парнем проникнет в зону и проведет там зачистку, как следует допросит всех, и узнает всё, что нам нужно быстрее и точнее. Мы провели приватизацию в такой стране, как наша, неужели мы не сможем разгромить какую-то базу чудиков в белых рубашках.

Договорились, – сказал первый, – будем действовать комплексно. Но после этого табачок врозь. Вы своим занимайтесь, а мы займемся своим. Лады?

Лады, – сказали они и звякнули коньячными рюмками, а сидевшая в стороне алруна сладко потянулась.



Глава 21


В этом году у Василия выпускные экзамены в школе и последняя поездка в летний лагерь. Экзамены – это по-старому. По-старорежимному. Сейчас это единый государственный экзамен. ЕГЭ. Тридцать процентов теории вероятности, тридцать процентов знаний, тридцать процентов везения.

А на пятерку математику не знает никто, даже Архимед, – говаривал наш преподаватель математики.

Вот и выходят из нашей школы посредственности с минимумом знаний для теста.

ЕГЭ или тестирование Вася сдал на отлично.

А-а-а, – сказал он, махнув рукой, – достаточно иметь приблизительные знания и немного тямы в голове, чтобы сдать эти тесты. Обыкновенная лотерея. Выигрывает не достойный, а везучий. Другое дело, если бы пришлось преподавателю устно рассказывать содержание полученного билета, чтобы блеснуть своими знаниями.

Сейчас Вася уже зачисленный студент моего спецкурса. Будет заниматься по особой программе института международных отношений, и сдавать экзамены вместе со студентами. Вы еще увидите его в числе выдающихся государственных деятелей, а я помогу ему хранить в тайне большинство полученных им знаний, чтобы уже ограненные камни не уничтожили уникального самородка.

Через неделю после отъезда Василия я заметил за собой слежку. Причем не простую слежку, а комбинированную из двух противостоящих друг другу органов. Если бы не это противостояние органов, то российская разведка и контрразведка, а равно и внутренние органы были бы недосягаемыми для любых конкурентов с их организацией и с высочайшим уровнем финансирования.

Все спецорганы бьются между собой, а в свободное от борьбы время занимаются обеспечением государственной безопасности и борьбой с преступностью и коррупцией. «Вроде б не бездельники и могли бы жить, им бы понедельники взять и отменить». Самое интересное, что дело не в понедельниках, а в том, что правители у нас несменяемые, а назначаемые почти что на пожизненно. Каждый старается подмять под себя спецслужбы и гарнизонное начальство, чтобы быть по настоящему независимым гауляйтером со всеми атрибутами государства в отдельно взятом регионе единой России. Даже региональная «Единая Россия» не может существовать без поддержки назначенного президента, утвержденного зависимым от него парламентом.

Вот из-за этой борьбы спецслужб я и заметил постоянную слежку за собой. Когда вокруг начинает виться стая бабочек, то это заметнее, чем пролет одной бабочки-капустницы. А когда эти люди начинают маскироваться друг от друга, то только слепой не обнаружит их. Тем более, что в результате всех административных пертурбаций, изменений названий и подчиненности мой институт оказался в числе подразделений той службы, в которой работают в большинстве своем джентльмены.

Джентльмены из бывших сослуживцев сделали мою жизнь совершенно прозрачной, как в том реалити-шоу, где голые люди живут за огромным стеклом, думая, что их никто не видит.

Один из моих знакомых компьютерщиков-электронщиков проверил мой кабинет и показал пальчиком, где и что стоит. Я никогда не гладил по попке секретаршу во время просмотра документов «на доклад», а сейчас тем более не буду этого делать, чтобы не оставлять документальные данные о чем-либо. И рабочим компьютером перестал пользоваться, перешел на свой домашний ноутбук.

Так продолжалось три месяца. А сегодня вечером, когда я сидел в одиночестве и смотрел передачу об экстрасенсах и тайнах человеческого организма, в форточку влетела деревянная птица с запиской в клюве. Я взял записку, а птица улетела. Сказка какая-то.

В записке было написано: «Завтра в 13.00 возьмите зонтик на вешалке в вашем кабинете и под зонтиком выходите на улицу. В.»

Странная записка. На завтра обещают солнечную погоду, а я с зонтиком в обеденный перерыв выйду на улицу. Скажут:

Да, директор наш до ручки дошел, днем огнем, то есть с зонтиком, гулять пошел.

Но почерк Василия, хотя и написано печатными буквами. И Васина секретность, возможно, связана с тем, почему за мной уже три месяца болтаются два «хвоста». А, чему бывать, того не миновать.

На следующий день, придя на работу, я сразу направился к вешалке. Там действительно висел трость-зонт черного цвета с ореховой ручкой. Я взял его открыл, внимательно осмотрел и не нашел ничего необычного. Пока я вышагивал под зонтиком в кабинете, ко мне два раза заглянула секретарша и, ничего не сказав, закрывала двери. Я снова повесил зонтик на крючок и вышел в приемную. Секретарша была изумлена, увидев меня.

Иван Николаевич, а где вы были? Я два раза заглядывала к вам, а вас не было.

Я ничего не ответил на ее вопрос и попросил принести мне чая. Действительно, зонтик с какими-то необычными свойствами. Зонтитк-невидимка. Дождавшись двенадцати часов пятидесяти пяти минут, я вышел через запасную дверь в коридор, открыл зонтик и пошел к выходу. Меня никто не видел и не обращал на меня внимания. А, может, и видели, да не обращали внимания, мысленно крутя у виска указательным пальцем. На меня не обратил внимания и прапорщик из охраны, стоящий на входе.



Глава 22


Я вышел из парадных дверей и пошел по тротуару. Мои «хвосты» даже не шевельнулись. За углом ко мне под зонтик нырнул Василий, и мы пошли с ним по пустынной в это время набережной, тихонько разговаривая о событиях, произошедших за лето.

Что случилось, почему такая таинственность? – спросил я у юноши.

Похоже, Иван Николаевич, – ответил он, – что мне до конца жизни придется жить под другим именем. Да и ваша жизнь будет находиться в постоянной опасности из-за знакомства со мной. И чем дальше, тем сильнее опасность, пока меня не поймают. А вот поймают ли меня, это еще вопрос.

Что-то ты все загадками говоришь, – я постарался направить разговор в нужное русло. – Ты расскажи все поподробнее. Кроме того, что подумают люди, если увидят старика и молодого человека под ручку, да еще под зонтиком?

Если увидят, то пусть думают то, что им вздумается, – улыбнулся Василий, – а случилось вот что. Когда я поехал в летний лагерь, то обратил внимание на то, что в вагоне были люди примерно одного возраста, лет под тридцать, мужчины и женщины. Мужчин было больше. Все с рюкзаками, спортивные, накачанные. Как будто команда альпинистов или каких-нибудь там восходителей куда-то едет. Все знакомы друг с другом, но стараются не показывать вида. И детей в вагоне нет. Когда стало подходить время моего исчезновения, мои попутчики в купе быстро надели на меня наручники и прицепили их к себе. Достали из мешков автоматы, нацепили шерстяные маски с прорезями. Вы же знаете эти маски-шоу. У нас каждый день они происходят, когда кто-то властям поперек горла оказался или, когда кто-то хорошую предоплату в правоохранительные органы внес.

Женщина, которая ехала с нами в купе сказала:

Мальчик, если не будешь дергаться, то с тобой ничего не случится. И с друзьями твоими тоже, если они не будут сопротивляться. А нам сопротивляться бесполезно, понял ты, говнюк.

Очень приятные и милые люди, которые хотели разворошить все то, что осталось от нашей Руси, вывернуть ее вверх дном, построить в колонну по четыре и отправить под конвоем в царство свободы и счастья, где одни люди получают миллионы, а другие получают копейки, но все они в среднем получают одинаково большие суммы денег и живут в социальном государстве, обеспечивающем им социальное равенство и равенство перед законом такое же, как и разница в зарплатах и пенсиях.

Я смотрел на Василия и удивлялся тому, как незаметно этот мальчик вырос. Он вошел в число человекоподобной молодежи, обходя стороной обезьяноподобных, для которых жизненной сущностью является «Клинское», кривляние на дискотеках с таблеткой «экстази» во рту или расшибание лба об сцену, на которой поет их идол и которого они практически не понимают из-за непонятности поющихся им песен.

Молодой человек знает, чем живет Россия, какой на улице год, знает, что министры и им равные гауляйтеры получают по двести пятьдесят – триста тысяч рублей в месяц, руководители госкорпораций – по миллиону рублей в месяц, а Васины родители на двоих шестнадцать тысяч в месяц и еще как-то выживают при нынешнем росте цен.

Капитализм никогда не был социально ориентированным обществом, он был вынужден платить больше, чтобы избежать социальных потрясений и революций, вызываемых низким уровнем жизни. Даже большевики потерпели поражение потому, что совершенно не понимали, что такое экономика и что нужно делать, чтобы экономика была.

Что мне делать в такой ситуации, Иван Николаевич? – спросил Василий и сам же ответил. – А делать мне было нечего, и я запел песню Кота-баюна. Мы ее разучивали нашей группой и старались петь как можно ласковее и добрее, чтобы самый злой человек стал добрым, и чтобы само Зло легло на лавку спать, а люди добрые успевали творить добро. Как только я начал петь: глазоньки мои, мур-мур, закрываются, лапоньки мои, мур-мур, от железа тяжелые двигаться не могут, помогите мне, мур-мур, я вам сказку расскажу… – тут женщина вдруг заплакала, сняла с меня наручники и надела их на задремавших моих конвоиров, – …про девочку одну, мур-мур, что в лесу глухом ягоды собирала, мур-мур, и на берлогу трех медведей набрела, мур-мур… а тут и время подошло, и исчез я.

Пошел я к Велимудру и все рассказал ему. Старик наш долго сидел молча. Потом сказал:

Всегда я говорил, что нужно беречься милостей и дружбы княжей. Помогать нужно народу, а не князьям, потому что князья себе на уме и делают все так, как они хотят, а не так, как народу сподручнее. Князь-то он и деньгами откупится и за деньги все купит. А как простому народу быть? А вот тут мы и помогаем ему годину трудную прожить, пищу подножную найти, духом не пасть, другим помочь. Все равно все заслуги князьям пойдут, да тем, кто рядом с ними обитается. Вот и ты, Вася, попал в круги, к князьям близкие, и тебя хотели своим ручным волхвом сделать, чтобы ты им жизнь продлевал, а они на троне вечно сидели, как Кащеи-бессмертные, а ты их утку оберегал, в которой яйцо с иголкой находится. Для этого и дружинники с тобой были посланы и нас к себе в услужение забрать или уничтожить, чтобы мы знаниями ни с кем не делились.

Слышал я, что в России сейчас князья на четыре года избираются и больше двух раз их избирать нельзя, да они все как-то с помощью стряпчих находят возможность пожизненно княжую шапку носить, законы принятые обходя. Если люди обходят человеческие законы, то они и законы божеские обойдут. Давай-ко сюда перо птицы Феникса. Без надобности оно тебе, будешь дверь к нам словом открывать.

Парень ты неслух порядочный, но и человек из тебя получился порядочный, поэтому и доверие тебе такое. Я ведь ничего не сказал о том, что ты птицу себе сделал маленькую и посредством ее общаешься с Катериной и с другом твоим великовозрастным, что тайны наши изучает. И знаю я, что ты себе и ИТУ сделал более простое, чем то, что получишь при выпуске из нашей школы. И знаю задумку твою сделать яблоневый УВЧ – усилитель возможностей человека.

По глазам твоим все вижу. Глаза твои, что книга раскрытая, учись прятать в них то, что тайным должно быть… Отец твой настоящий вряд ли тебе поможет, но ты за помощью обращайся к Николаю угоднику, он твой святой и будет тебе помогать. А так вот, сыне, где живешь, тем богам и поклоняйся.

Скоро придут другие князья, молодые, законам послушные, им помощники нужны будут толковые, вот там ты и сгодишься, а друг твой этому вспомоществует. Домой к себе не заглядывай, там тебя недруги ждут. Родным только горе-огорчение принесешь. Считай, что для них тебя уже нет. Погорюют и перестанут.



Глава 23


Да, интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд. По всему выходит, что Василия нужно переводить на нелегальное положение, потому что если он попадет в руки искателей тайн, то вряд ли останется в живых. И тогда получится, что я соучастник и укрыватель парня от властей. То есть, я иду против властей. А кто позволил властям преследовать людей только за то, что они могут то, что не умеют другие?

В Америке есть понятие национальная безопасность, ради которой они без зазрения совести уничтожат любого и будут бегать по улице с полосатым флагом и кричать, что они спасли мир.

Под категорию национальная безопасность можно подвести все, что угодно. В России в свое время ввели статью 58 Уголовного Кодекса, под которую подходили даже косые взгляды. А если у них появится человек, который умеет читать мысли? Снова лагеря, расстрелы, четвертаки, десятки без права переписки, поражение в правах. Утопия? Грядущее. А парню нужно помочь пережить то время, пока, наконец, не будут приняты законы, уничтожающие коррупцию и закрывающие путь к репрессиям против собственного народа.

Все понятно, – сказал я, – будем делать следующим образом…

Я думаю, вам без надобности знать, что я сделал, чтобы Вася Силаев исчез навсегда и появился великовозрастный отрок Русий Велибог. То ли случай помог, то ли еще что-то, но был найден подкидыш, сданный в детский дом. Ни записки, ничего при ребенке не было.

Имя давали дворник и сторожиха, нашедшие мальчика. Посмотрели на внешний вид – русский, ну и будешь ты по имени Русий.

Ты что? – говорит дворник. – Русий это мусульманское имя. Посмотри, скольких женщин называют Русия или Русиям.

Русия – это женское имя, – говорит сторожиха, а мужик с таким именем будет только один. Он – Русий.

Как ты сюда попал? А просто – по Божьему велению, поэтому и фамилия твоя будет Велибог. Предложение это исходило от дворника, который был по паспорту русским, но фамилия у него была Малибога. Сам он был росту маленького и фамилией своей явно был недоволен, так пусть малец своей фамилией гордится – Велибог. Так и записали на следующий день найденыша.

Рос парень резвым и непослушным, все делал по своему разумению, а лет в восемь и пропал. А времена-то были еще те. Куда ни кинь взглядом, одни педофилы вокруг детей вьются. Куда парень пропал? Из-за чего? А давайте-ка дело по этому поводу заведем, директора посадим, всем, кто рядом был, жизни покалечим. Миллионы беспризорников мотаются по всей России, а из-за неслуха, которого гены потянули бродяжничать, страдают люди безвинные.

Директора или учителя к ответу легче притянуть – они законопослушные – чем пристроить всех бродяжек. Да и отчитаться есть чем, статистика подтягивается до уровня, приятного начальству, вот, мол, полюбуйтесь, как мы работаем, ни с кем не церемонимся.

Вот и о Русии никому докладывать не стали. Как бы живет парень, и в школе учится, в журналах классных прописан, учителя тоже не захотели под суд идти. Ну, чем не современный поручик Киже? Учится в целом хорошо, и свидетельство об образовании есть. Мне друг мой, директор детского дома на мой острожный зондаж о «мертвых душах», которые воскресают, сам и откликнулся, благо у нас дружба давнишняя и друг другу мы доверяем. Быстро оформили справку в паспортный стол о необходимости выдачи паспорта выпускнику детского дома. Паспортисты, конечно, покричали, что нарушили закон о порядке выдачи паспортов, раньше надо было парня приводить, а не в семнадцать лет, да паспорт и выдали. Человек есть, детдомовский, чего с него права качать.

Определили мы Русия в педагогический институт на исторический факультет. Учился прилежно, материально ему помогали. Я с ним на людях не встречался, а то сразу бы засекли парня.

Русий выделялся среди студентов не только именем и фамилией, но своими знаниями по истории древней Руси. Днями он копался в различных библиотеках, сидел в интернете и сделал доклад об отношениях Руси и Византии.

В начале десятого века Киевская Русь достигла пика своего могущества и расширялась в сторону Черного моря. Четко обозначилось противостояние двух враждебных сил: Византии в союзе с печенегами и Киевской Руси в союзе с мадьярами. Неоднократные войны русичей с византийцами за сферы влияния и подведомственные территории складывались не в пользу нашего народа.

В конце концов, князь Святослав вышел на волжские берега и на среднее течение рек Дон и Терек, потеснив хазар и создав угрозу Византии. И Византия почла за лучшее заключить соглашение о мире с Русью, но и в самой Руси было не гладко.

Принятые как гости христиане разного толка, и представители других религий вели активную пропагандистскую деятельность, создавая в умах славянских смуту и поддерживая разных претендентов на великокняжеский стол в Киеве.

Пришедший в междоусобной распре к власти князь Владимир сам совершил много преступлений и не имел поддержки во всем славянском обществе, поэтому он и обратился к киевской византийского толка христианской общине за поддержкой.

Устранив всех своих недругов, Владимир воцарился в Киеве, а долг платежом красен. Все сказки о том, что ему пришлось посылать послов для изучения и выбора новой религии для Руси, были придуманы уже позднее. Русь точно так же развивалась бы и при наличии множества религий в ней, если бы князья обеспечили уважительное отношение к их представителям.

Русская идея заключается не в религии, а в русской душе, которая может принадлежать разным религиям. И эта идея заключается в пяти задачах: могущество России, богатство народа, увеличение численности населения, помощь немощным, искоренение греха зависти.

Доклад наделал шума не только в институте, волна пошла по всем кругам власти. Как будто не студент-выпускник сделал доклад, а вышел на трибуну Галилео Галилей и сказал:

А все-таки она вертится!

Почему этот доклад так затронул всех?

Первое. Усомнился в Божьем промысле крещения Руси и в том, что именно православие явилось спасением для государства.

Второе. Отрицание святости князя Владимира, крестившего Русь.

Третье. Отрицание богоизбранности и богоносительства русского народа.

Да как он посмел? Да кто ему дал право? Это же подрыв государственных устоев. Это бунт. Рупором чьей идеологии он является? Это низкопоклонство перед другими религиями. Это предательство истории России. И прочие и прочие эпитеты на эту же тему.

Ученым, которые говорили, что еще никто так не излагал историю Российскую как этот студент, говорить не давали. В наше время так называемой свободы слова можно говорить все, что укладывается в офциоз, поддержанный властью.

Инакомыслие карается. И каралось всегда. А тут отрицание целой религии, которая в течение веков была ветвью власти и сейчас тоже почти что ветвь власти.

Если бы студент выразил сомнение в других религиях, то его бы пожурили, может, даже и наказали бы за разжигание межконфессиональной розни, но тут такое, еще усугбленное тем, что каждая религия должна быть понятна любому народу, проживающему в России, и должна быть переведена на русский и все существующие в ней языки.

С одной стороны - правильно, – думали про себя религиозные лидеры, – что, допустим, Коран или Тора будут переведены на все языки и любой может прикоснуться к их таинствам и почувствовать тяготение к ним, но ведь при всеобщей грамотности населения любой же полезет искать неточности в теории, богохульствуя на ошибках. Пусть уж все будет так, как есть, и богослужение пусть ведется на том языке, который не совсем понятен для всех и тогда будет меньше поводов для критики.

И с русской идеей тоже перехлест. Что значит богатство всего народа? То ли возврат к коммунистическим идеям, то ли искоренение казнокрадства? Да кто им позволит руку на власть поднимать? Власть есть власть и ей принадлежит всё, а народ пусть сам выкарабкивается, как сможет.

Народ выкарабкается, сколько раз уже выкарабкивался. Да ведь народу-то нашему стоит только волю дать, так горы перевернет. А если он горы перевернет, станет богатым, независимым в суждениях, то он и власть слушать не будет. Законы еще поменяет, чтобы всякого, кто зарываться будет, менять можно было до истечения княжьего срока. Это ли не настоящий бунт в двадцать первом веке?



Глава 24


Как всегда, бывает в таких случаях, Русию подбросили чью-то ручку и обвинили в воровстве, дав ему условный срок и исключив из института.

А еще через несколько дней на него напала толпа активистов, чтобы проучить богохульника и безбожника. Говорят, что один в поле не воин, но старцы древнерусские научили Васю-Русия постоять за себя. Отделал он всю нападавшую толпу за милую душу, за что ему и припаяли срок немалый за нанесение целому коллективу телесных повреждений средней тяжести. Групповуха, одним словом. Как будто бы Русий напал на них, отобрал у них биты бейсбольные и железные пруты, и еще набил каждому морду.

По молодости лет вышло ему девять лет колонии строгого режима. А если бы узнали еще, кто он такой, то могли бы и пожизненно посадить, чтобы никто не мешал проводить над ним различные эксперименты.

Я никак не мог помочь ему, чтобы не сделать еще хуже. Русий за эти годы сильно изменился и вряд ли бы узнали его родные, хотя, мать все равно бы узнала, да и мать, вероятно, сердцем материнским чувствовала, что жив сын, только показаться ему нельзя, чтобы не навлечь на семью беды еще худшие.

Дальше я привожу рассказ уголовного авторитета, бывшего в те годы смотрящим на зоне.

«Привезли к нам парня этого. Другие, которые по первому разу идут, растерянные какие-то. И правильно, был человек как человек, оступился и сразу его в прибежище всех преступников. Тут два выхода, либо самому стать преступником, веру принять уголовную, либо стать котом помоечным, изгоем лагерным и все будут ноги об тебя вытирать.

Можно в суки пойти, трудом искупать прегрешения, а можно и к куму, в стукачи. А потом на перо налететь. Когда надобность в стукаче пропадает, кум его нам сдает. Так хлопот меньше.

А тут нам от лагерного начальства приказной слух пришел, что парня этого проучить нужно. Бездомный и Бога нашего отрицает. Но проучить нужно так, чтобы он ересь свою забыл. Умно и тонко. А за это нам обещали чайку подкинуть со слоником.

Строгач — это не обычная зона. Здесь порядки более жесткие в плане воздействия на нас и нас на них. Камеры по десять человек. Старший по камере. Койки в два яруса. Шмоны по два-три раза в неделю. Шамовка как везде – дерьмо.

Привели его к нам в камеру.

Здравствуйте, люди добрые, – говорит. – Где здесь место свободное?

Мы молчим. Он огляделся и пошел ко мне:

Вы здесь старший, укажите, где мое место, – спрашивает.

Твое место под койкой, мальчик, – говорю я ему и пальцем показываю, – вот туда и лезь. Когда поймешь в чем суть жизнь, тогда, может и получишь место в этой жизни.

А он и говорит мне:

Все люди рождены быть равными и у каждого должно быть место, как и у всех, вот эта койка свободная, я пойду и лягу там.

И спокойно пошел к койке, как будто нас никого в камере нет и будто я для него не авторитет. Я ладонью махнул и все набросились на него и стали бить. Били, били. А потом отступились и стали на свои руки и ноги смотреть, а они все в крови. Как будто они били по сучковатому дереву, да в запале и боли не чувствовали.

А парень встал и пошел ко мне. И тут я по-настоящему испугался. Восемь окровавленных мужиков и мальчонка, который спокойно идет ко мне, чтобы лишить меня авторитета и власти на этой зоне. Да мне тогда хоть в петлю лезь.

Хорошо, ложись на эту койку, – сказал я ему, – а как охране объяснить, чего они все кровавые?

А ты не знаешь, почему они все в крови? – спросил меня Русий, отбросив это интеллигентское выканье. – Это кровь во искупление грехов их. Они ничему не научились в тюрьме, стали еще хуже и все благодаря тебе. Вот ты им раны промой и забинтуй, а охране говорить ничего не надо. Хотя, если захочешь, то можно и сказать.

И я вдруг подчинился ему и пошел мыть руки и ноги уркам, бинтовать их раны, а парень лег на кровать, положил ладошку под щеку, улыбнулся и заснул.

Всю ночь мы не спали, раненные стонали от боли, но терпели, хотя боялись заражения крови без всяких там антисептиков. Узнают ведь все равно. А потом спросят, а как мы его проучили? А, может, это он нас проучил, показав нам, что грехи кровью искупать нужно, а не отсиживаться в тюрьме от гнева обиженных нами людей.

Утром раны исчезли, но нас наказали за то, что мы разорвали простыни и испачкали их кровью.

Русий вел себя с нами как равный, как будто он всю жизнь прожил в тюрьме и имеет не меньше авторитета, чем я, бригадиры и старшие по камерам. Как только он оказывался на улице, так сразу вокруг него возникала толпа. Он нам рассказывал историю России, откуда мы взялись, кто мы такие, отчего мы такие, какие мы есть.

Он рассказывал нам про трех мушкетеров, про французских королей. Про разные религии, про богов, которые были на Руси и которые существуют и сейчас в облике нынешних святых, но являются более сильными заступниками русских людей, чем все остальные.

Боги не отвернулись от России, – говорил он, – они смотрят на нее и стараются не вмешиваться в дела ее, потому что любое вмешательство извне приводит к непредсказуемым действиям князей и усилению страданий людей. Сколько бы богатств не давали России, князьям все будет мало, а народное благосостояние от этого не увеличится, а только уменьшится.

Сообразующийся с разумом человек не будет покупать золотые яйца, когда дети недоедают и когда Россия почти ничего не производит для нужд своих людей, кроме пушек, танков и самолетов.

Золотые яйца покупают тогда, когда в государстве достаток. Весь мир с интересом смотрит на нищий народ России и самые дорогие в мире яхты и машины. Кто купил алмазную авторучку? Русский. Кто покупает самое дорогое поместье на юге Франции, которое стоит пятьсот миллионов долларов? Опять же русский. Кто за границей швыряет деньги направо и налево? Русский. Кто сделал себе самую большую в мире яхту? Снова русский. Кто покупает заграничные футбольные и баскетбольные клубы? Русские. Господь доведет их до нищеты на том свете, но кто же будет взывать к их разуму здесь?

Кто? – с интересом спрашивали мы.

Вы – отвечал он нам к нашему веселью. – Сроки заканчиваются у всех, даже у ваших охранников определенный срок службы. Вы выйдете на свободу другими людьми не от того, что вы исправились от нахождения в этом вертепе порока, а от того, что вы общаетесь со мной. Я несу в вас семя доброго и умного, и вы пойдете нести его народу. Вам не будут верить, потому что вы грешники, отбывавшие наказание за свои грехи. Но вы жизнью своей докажете, что вы стали праведниками и что ваша последующая жизнь достойна подражания. Среди вас есть те, кто верит мне, и те, кто не верит мне, а также те, кто сомневается в правильности моих слов, но вы все задумываетесь над тем, а сможете ли вы прожить оставшуюся жизнь без греха? Вы сейчас думаете, что готовы идти за мной хоть куда, но когда придет такая пора, то никто из вас не пойдет за мной. Как только наступит опасность, вы сразу же отречетесь от меня, и среди вас находится человек, который меня и предаст.

Мы все сразу закричали:

Покажи нам этого Иуду, мы его быстренько придушим.

Время еще не пришло, но скоро оно придет. Вы сами узнаете, кто этот человек и не пойдут ему на пользу сребреники, получаемые за предательство, хотя без него я не смогу выполнить то, что предназначено мне свыше.



Глава 25


Кто ты такой, чтобы смущать нас такими речами? – спрашивали мы его. – Кто же будет слушать нас на воле, и как мы сможем повлиять на то, что делается у нас в стране.

Я сын своего Отца и направлен к вам в Россию, чтобы найти сто праведников, которые будут нести добро всем людям, – отвечал просто он.

Но почему ты ищешь праведников в тюрьме, а не на воле, где очень много хороших людей? – спрашивали мы.

Хорошие люди они так и останутся хорошими людьми, – сказал нам Русий, – но праведниками они не будут. И плохие люди так и останутся плохими людьми для равновесия в обществе, и они тоже праведниками не будут. Есть еще люди и не хорошие, и не плохие, так себе, и они тоже праведниками не будут, так и останутся такими же – так себе. Праведниками могут быть только те люди, кто на себе испытали пагубность греха. И все вы есть кандидаты в праведники, и я здесь нахожусь по воле Отца моего, чтобы научить вас Истине. Вы поедете в другие лагеря и повезете веру нашу…

Какую веру? – возроптали некоторые. – Я вот мусульманин и от веры своей отказываться не собираюсь. Кто к нам из другой веры приходит, мы его принимаем как брата, а кто из нашей веры к другим уходит, мы того убиваем.

Чурки вы стоеросовые, – засмеялись немусульмане, – раз вы приветствует переход из другой веры к вам, то должны спокойно относиться и к тому, что кто-то от вас перейдет в другую веру.

Начавшуюся ссору остановил Русий.

Стойте, люди, – тихо, но властно произнес он, – никто не призывает отказываться от религии своих отцов. Это святое. Я призываю вас в новую веру – веру в Россию. Россия – это все вокруг нас. Даже эта тюрьма тоже Россия. И мы те, кто поведет народ к тому состоянию, когда Россия возродится, когда все народы России будут называть себя русскими не по национальному, а по государственному признаку. Почему американцы всех национальностей называют себя американцами? Потому что они любят свое государство – Америку. И все граждане России должны называться русскими, не только русские по национальности. Непривычно? Да, но мы к этому привыкнем. В чем заключается наша вера? В любви к России. Мы будем служить Родине – России. Мы будем показывать пример бескорыстного служения ей. Будем воспитывать молодежь быть русскими с самого младенчества. Будем способствовать защите России и преумножению ее богатств…

А почему ты считаешь себя равным Богу и учишь нас своей религии? – перебил его молодой карманник, который готовился в авторитеты и копил «ходки» для предъявления на совете. – Чем ты лучше нас и чего, братва, мы сидим тут и слушаем этого фазана?

Ты не можешь подать мне вот ту веточку? – попросил Русий и показал то место, где лежала кем-то принесенная сухая ветка.

Тебе нужна, сам и неси, – сказал вор и отвернулся.

Молодой проповедник встал, подошел к ветке, поднял ее, и мы увидели в его руке большую змею. Гадюку, которая, извивалась, шипела и пыталась кого-то укусить. Карманник в страхе отшатнулся в сторону.

Я так и знал, что ты боишься змей, – улыбнулся Русий и сел на свое место. Вдруг змея в его руках снова превратилась в ветку. Довольно легко он воткнул ее в землю и к нашему удивлению на ветке стали появляться почки, потом веточки, листочки, белые цветки, маленькие яблочки, которые стали быстро расти. Парень снял одно яблоко, откусил и сказал:

Вкууусно, угощайтесь, братья.

Мы схватили яблоки и стали по очереди откусывать от них. Я никогда не ел таких вкусных яблок. Вероятно, такие яблоки растут только в раю.

Вы чего тут делаете? – раздался голос лагерного замполита. – Прогулка, а вы тут баланду травите, гулять, гулять и так холодно на улице. А откуда это у вас яблоки? Кто принес? Откуда свежие яблоки среди зимы? Это что тут за палка, – и он пнул веточку, торчащую из земли. – Прогулку заканчиваю. Охрана, пересчитать и провести самый тщательный шмон. Кум быстренько выяснит, откуда у вас яблоки появились.

Опрос и проверка камер результатов не дали. Все молчали, а тем, кто пытался говорить правду, попросту не верили.

С этого дня Велибог стал самым авторитетным зеком. По духовной части, а по административной части смотрящим был я. Все вопросы на зоне решались только по совету с ним. Если это делается во славу России, то было массовое участие. Если это не имело отношения к мощи России, мероприятие торпедировалось. Не помогали ни штрафные карцеры, ни лишение посылок и возможности подкупать что-то в ларьке.

Как-то братва пришла к Русию и спросила:

Слушай, братан, кормежка на зоне скудная, пайка маленькая, а на работы ходим все, даже те, кому это западло. Мы все во славу России делаем, так неужели нельзя пайку побольше сделать?

Сделаем, – пообещал Велибог.

И действительно, в этот же день чашки стали наливаться вровень с краями, а на второе порции стали такими, что их невозможно было съесть.

Поначалу братаны обрадовались, а потом снова пришли с жалобой:

Слушай, Велибог, что из того, что пайка стала больше? Бурда так и осталась бурдой, только ее стало больше. И кирзы на второе тоже больше. Уже давимся, и сожрать не можем. А охрана радуется, что отходов стало больше и для их хряков пайки увеличились. Сделай так, чтобы нам хоть на первое и второе курятину давали, что ли.

Сделаем, – пообещал Русий.

И в этот же день всем в тарелки на первое и второе стали класть по куриной ножке. Вся лагерная администрация удивлялась: нет по раскладке курятины, а зеки курятину жрут и щеки от сытости лопаются. Разбирались, разбирались, но так и не могли докопаться до сути. Но докладывать никуда не стали, потому что начальство их по головке не погладит за то, что они зеков курятиной откармливают.

Слава о нашей зоне прокатилась и по другим зонам. Начали к нам переводить представителей из других лагерей. Скоро курятина всем надоела до такой степени, что глаза бы на нее не глядели.

Снова пришли представители и просят:

Слушай, наставник, обрыдла нам эта курятина, ты бы нам как-то разнообразил меню, а?

И тут Велибог не вытерпел:

Да вы сами не знаете, что вы хотите. За грехи ваши вам определена пайка, так вот эту пайку и будете есть, и вспоминать от чего вы отказались, что вам было дано свыше без заслуг ваших, а только из милосердия. Так вот, чтобы получить то же, вы должны молиться Богам нашим и работать изо всех сил на благо России. Идите и работайте. И учтите, что вера наша не только призывает к служению России, но может за труды и поощрить, а может и покарать.

Опять на зону, что ли? – приуныли зеки.

Зачем на зону, – сказал Велибог, – вот, Сизиф, получил от старых греческих богов наказание и до сих пор камень катает наверх, или, к примеру, как у Бога нашего сказано: «Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает. Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы. Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром». «Поразит тебя Господь сумасшествием, слепотою и оцепенением сердца». «…и будешь трепетать ночью и днем, и не будешь уверен в жизни своей». В тысяча пятьсот девяносто седьмом году в Сицилии жил упорный, непослушный человек и вел распутную жизнь. Знакомый монах много раз увещевал его, чтобы он исправился и отстал от мерзкой богопротивной жизни. Через несколько дней после увещания распутник погиб в постели непотребной женщины, будучи заколот штыком соперника. Другой распутник, узнав об этом, сделался целомудренным и остальные шестьдесят лет своей жизни пребывал в сердечном раскаянии о своих грехах.

Хватит, хватит, – сказали посланники и ушли.



Глава 26


Все, что хорошо делается, заканчивается быстро. Колония строгого режима стала образцовой. Все ходят на работы. Благочестие. Дисциплина. Перевыполнение планов лесозаготовок.

Каждое утро начинается с молитвы. Молитва на русском языке, для всех понятном. Любой человек в России ее поймет. Да и не только в России, во всем мире ее понимать будут. Ее бы гимном государственным сделать, да боятся правители перестройку вести как положено.

Там, где не надо, поломали все, а там, где нужно было поломать все, пыль тряпкой протерли. Слова написал артист и поэт Михаил Ножкин, а музыку композитор Давид Тухманов. Да вы все знаете эту молитву:


Я люблю тебя, Россия,

Дорогая наша Русь,

Нерастраченная сила,

Неразгаданная грусть.

Ты размахом необъятна,

Нет ни в чём тебе конца.

Ты веками непонятна

Чужеземным мудрецам


Много раз тебя пытали –

Быть России иль не быть:

Много раз в тебе пытались

Душу русскую убить.

Но нельзя тебя, я знаю,

Ни сломить, ни запугать,

Ты мне, Родина родная,

Дорогая моя мать.


Вот эта вольная воля и бросала в слезы наших праведников, которые трудом своим и поведением сокращали сроки свои.

Комиссии приезжают, начальников наших хвалят и требуют увеличения лесозаготовок. Вот тут и мы в недоумении. Куда это лес нужен? И так план перевыполняем. Похоже, что перевыполнение-то липовое. Все, что нами добыто, куда-то на сторону уходит. Зеки как питались по своей раскладке, так и питаются, а кое-кто на нас жиреет.

Пришел как-то Русий к начальнику колонии и попросил показать результаты работы нашей и как продукция наша используется на благо России. Вот тут и началось то, что и было запрограммировано свыше.

Сначала Русия отправили в ШИЗО (штрафной изолятор) за злостное нарушение режима колонии. Мы возмутились, а нам прямо сказали, что за наше возмущение к пяти суткам ему добавляются еще пять суток. Мы и затихли, чтобы Русия не подвергать новым лишениям.

Десять дней он сидел в изоляторе, отказываясь от всякой пищи. Потом он мне рассказывал об этом:

Сижу я и вдруг вижу себя не на нарах, а в горах, на самой высокой горе и все государства в мире видны мне сквозь дымку облаков.

Подходит сзади начальник колонии и говорит:

Откажись от поддержки зеков, работай на меня, и я тебе пайку положу такую, что все от зависти слюной будут захлебываться. Прямо из ресторана будут приносить. Что там смотрящий зоны, замом моим будешь по идеологической части, будешь работать вместе с замом по воспитанию, спектакли ставить, проповеди им читать будешь. А?

Отказался я и сижу, мир весь обозревая.

Приходит он во второй раз:

Слушай, давай я тебе баб доставлю для удовольствия. Семь штук, на каждый день по одной. Если хочешь, то будешь зарабатывать на них, смотри, какая орава голодных мужиков на зоне сидит. Мне много от этого дохода не надо. Тридцать пять процентов и достаточно, зато вместе работать будем. А?

И от этого предложения я отказался. Разве за тем я сижу с вами, чтобы в грехе и в блуде погрязнуть? Хотя совокупление с женщиной грехом я не считаю. Господь так сделал, чтобы зачатие было сопряжено с радостью и приятными чувствами, это уж рождение связано с муками, а зачатие оно по вкусу как яблоки в Раю.

И вот приходит он ко мне в третий раз:

Ладно, будешь работать вместе с нами на торговле лесом, но больше семи процентов я тебе дать не могу, потому что сам получаю не так много. В этой цепочке много людей завязано, не чета нам с тобой. Они, хотя и кичатся своим положением, да только от нас зависят, потому что без нас они никто. Будь все люди честными, им бы тогда вообще никакой жизни не было, поэтому такие же, как и они, которые их на должности назначает, позволяют им свою команду с собой переводить. Так вот шайками и ездят с места на место. И это называют ротацией или кадровым обновлением. Ха-ха, просто рацион им меняют.

Сидел человек на рыбных запасах, а его переводят на уголь, с угля на лес, с леса на рыбу. Как ни крути, как ни тасуй, а все остается на своих местах. Все разговоры о борьбе с коррупцией и оборотнями придуманы для народа, как свисток для парового котла. И я тебе предлагаю вечную жизнь и обещаю, что нас никто не тронет и ничего с нами не сделает – все у нас повязано.

И от этого предложения я отказался.

И пришел ко мне Отец мой и сказал:

Видел я, как искушали тебя и смотрел, что же ты выберешь. Ты сделал правильно, что отказался от всего и выбрал весь мир. Не бойся ничего. Не прибегай к силе, потому что сила в любви ко всему сущему. Не надо плодить врагов себе, лучше, когда будет больше друзей, иди и твори добро.

Вышел Русий из карцера не с ослабленным телом, а с просветленной душой. Пока его не было, снова взяли силу пороки на зоне. Чифир, травка, карты, поножовщина, все стало возвращаться на круги своя. Молитвы петь перестали и народ стал разувериваться.

А тут двое картежников подрались и один другому заточку в бок сунул и убил выигравшего. Что делать? Будут разбираться, нашу благопристойную жизнь прикончат, всем сроков набавят, а как все хорошо начиналось? Бегу я к Русию и говорю:

Велибог, помогай нам иначе все благочестие прахом пойдет.

Ты хочешь, чтобы я нашел убийцу? – спросил он.

Да чего его искать, – сказал я, – мы его и так знаем, через два часа будет проверка, а у нас труп.

Ну и что, – сказал Русий, – значит, так было угодно Богу, так было записано в книге Жизни.

Перепиши эту книгу, – прошу я его, – грехи свои замолим, воскреси эту сволочь.

Хорошо, – сказал я, – если Бог мне позволит, то я сделаю это, но вы должны просить Бога об этом и верить в воскрешение.

Пинками мы собрали всех свободных и заставили молиться о воскрешении. Я еще предупредил всех, что если кто не будет верить, то лично ему руки-ноги переломаю. Молились все усердно. Пришел Русий, помолился вместе с нами, подошел к убитому и наложил на него руки, что пришептывая про себя. Через какое-то время убитый пошевелился и встал, изумленно оглядывая всех. Мы осмотрели его. Живой. Рубашка в крови и маленький шрамчик в боку. Дали ему для проверки пару раз по морде, и разошлись по своим местам.



Глава 27


Все сомнения в святости Русия у нас исчезли. Все заключенные выразили желание стать его последователями, прилежно посещали все лекции и относились к нему как к учителю, хотя он был намного моложе всех нас.

Наши умельцы сделали знак на цепочке или веревочке всем посвященным в виде медальона с надписью: «Вера и верность», во внутреннем медальоне был изображен российский герб с крестом Андрея Первозванного, а для наиболее посвященных надпись была «За Веру и Верность» как в награду.

Это потом стали делать знаки с эмалью. А так делали из старых монет, заточенным гвоздем выбивая девиз и Андреевский крест. Такой медальон носили представители всех религий как в знак принадлежности к новой российской религии.

Когда отношения между людьми становятся человеческими, то можно нормально жить даже в условиях несвободы. Люди стали более критично относиться к себе и стало видно, чьи грехи более серьезные.

Рядом жили человек, укравший бутылку водки на опохмел и убийца, загубивший человеческую жизнь за сотню рублей.

Религия уравняла всех, и закон уравнял их всех. Если закон такой, то почему рядом с нами нет тех, кто судит нас, ведь и они не ангелы, и Фемида тоже являлась богиней и судила не с закрытыми глазами. Глаза ей закрыли, чтобы она не видела беззакония.

Как-то после отбоя Велибог попросил меня собрать всех бригадиров и самых приближенных к нам людей на «вечерний чай». Собрались мы, расселись, попивая горячий чаек иркутской чаеразвесочной фабрики с индийским слоником на пачке. Мы пили его, и нам казалось, что это хороший «Портвейн № 13». Только подогретый, отчего мы быстро захмелели

Собрал я вас братья для того, чтобы попрощаться с вами…, – начал Русий.

Условно-досрочное освобождение? – обрадовались мы за него.

Нет, братья мои, – сказал он, – просто я скоро уйду от вас насовсем. Один из вас предаст меня, а вы все отречетесь от меня по три раза. Но я к вам еще вернусь.

Тут встал вор Серый и сказал:

Мне не нравится, что ты сказал, что между нами предатель. Здесь все твои верные ученики и любой, кто попробует предать тебя, узнает наш гнев.

Мы все сидели и слушали его и недоумевали, что же все-таки произойдет. Во время одной из отсидок мне попалась в руки истрепанная Библия, и я там читал что-то похожее. Но там речь шла о Сыне Божьем, а здесь сидел наш брат, заключенный, умеющий производить разные чудеса и убеждать людей в своей истине. Неужели и он тоже такой?

Русий встал, подошел к Серому, поцеловал его в щеку и посадил рядом с собой.

Время мое подошло, друзья мои, – сказал он. – Вы ученики мои и скоро разойдетесь по всем колониям и зонам, понесете слово моё другим страждущим.

Совершившие небольшие прегрешения, понесут слово мое, а большие грешники отшельнической жизнью искупят вину свою и за благочестие и мудрость почитаемы будут или вступят на путь войны с дьяволом, толкающим людей на преступления против человека.

Выбирайте сами. Я буду появляться перед вами, если во мне будет такая потребность, но вы достаточно умны и наслышаны от меня, чтобы имя России славить.

Ищите помощников себе из нормальных людей и ставьте храмы по имени Россия в каждом городе и в каждом месте, где живет не менее ста человек. Над каждым храмом вывешивайте российский флаг и каждый верующий у себя дома должен иметь флаг, почитаемый наряду с иконами и священными книгами.

Каждый с утра проснувшийся должен читать молитву нашу – «Я люблю тебя Россия, дорогая моя Русь» – и делами своими следовать завету молитвы. И тогда жизнь людей улучшится, не сразу, потому что препятствовать будут те, кого поставили блюсти интересы России, но они блюдут только свои корыстные интересы или интересы тех, кто дал деньги на их избрание. Для них слава России как нож острый у горла, потому что не даст уводить на сторону деньги народные, добытые из земли нашей и трудом соотечественников своих. Допивайте и давайте тихонько споем нашу молитву:


Я люблю тебя Россия,

Дорогая моя Русь…


Русия взяли под утро до общей побудки. Подошел надзиратель, поманил пальцем и в приоткрытую дверь мелькнули мужики в темных костюмах и в рубашках с галстуком. А минут через двадцать в утренней тишине был слышен гул мотора «автозака», выезжающего за ворота.

После обеда нас всех стали вызывать на допросы по участию в антиправительственной организации, подрывающей экономическую и политическую мощь Российской Федерации.


Вопрос (В) – Вы являетесь активным соратником Русия Велибога?

Ответ (О) – Никакой я не соратник, просто в одной камере находимся. У нас каждый по себе.

В – Но вы же поддерживаете те идеи, которые пропагандировал Велибог?

О – Какие идеи у малахольного зека? У меня своя голова на месте.

В – Значит, вы не хотите защитить своего сокамерника?

О – А с чего бы это я стал защищать всех? Мне самому бы защититься.

В – Значит, вы не общались с ним, и не являетесь его другом?

О – Конечно, я не его друг.

В – А кто его друг?

О – Я не стукач и ничего не знаю.


И все получилось так, как предсказывал Русий. Мы по нескольку раз отреклись от него. Мы оправдывали себя тем, что не стали стучать на него, но мы так же отреклись от дела, которое являлось основой жизни его. Простит ли он нас?

А потом нас всех собрали в клубе зоны. Приехали представитель министерства юстиции и начальник из федеральной службы исполнения наказаний, оба с погонами маршала или генерала армии.

Наша служба безопасности раскрыла в одном из отрядов зоны опасную секту, – стал говорить представитель министерства, – которая ставила перед собой не только религиозные, но и антиправительственные цели. Организатора секты мы передали в соответствующие органы и отмыли этим свои руки. Вот, смотрите, чистенькие руки, без единого пятнышка. Кроме этого у нас еще чистая совесть, поэтому мы находимся на свободе, а вы здесь – на зоне. Вот как только у вас очистится совесть, так и вы будете отпущены на свободу, – и министерский работник засмеялся.

Начальник из службы исполнения наказаний зачитал приказ о расформировании отряда и рассылке нас всех по другим зонам. И мне от братков пришла малява, что я буду смотрителем в той зоне, куда меня переведут.



Глава 28


Все произошло так, как говорил Русий. Нас всех разослали по лагерям и зонам. И мы там создали свои группы верующих в Россию. День начинали с молитвы, добросовестно работали, учились в местной школе, поступали в институты и колледжи, получали образование, чтобы доходчивее доносить слова Русия до всех, кто любит нашу Россию. Наиболее достойных из числа освобождающихся я производил в сан священника храма России.

Вдруг как гром среди ясного неба пришла весть о смерти Русия. Как нам стало это известно из той организации, которая считается самой неподкупной? Да очень просто. Все как в старой книге «Месс-Мэнд», когда «работники великой всемирной армии труда» стали делать двойные стены во всех зданиях и бороться за то, чтобы они жили хорошо, а «паразиты» никогда. Так и у нас все общество делится на сидевших и не сидевших. Как бы на светлую часть и на темную. Так, по линии темной части и пришел рассказ о последних днях нашего проповедника.

Когда начали следствие об антиправительственной деятельности Велибога, то стало ясно, что дело его высосано из пальца, его бы в правительство нужно вводить, как человека, ратующего за государственные интересы, а сверху приходят указания досконально разобраться с ним.

Снова доложили, что состава преступления нет. Получили директиву: «Казнить нельзя помиловать». Выполняйте! А как выполнить? Иезуитский ход в директиве.

Тогда решили сделать профилактику Русию Велибогу. Посадить его в камеру смертников, то есть тех, кого по-новому на пожизненное осуждают. Пусть посидит там, а потом выпустят. Пусть сам решает, что с ним будет, если продолжит свою деятельность по прославлению России. И директиву выполнят как бы дословно. Руки умоют.

Одели Русия в полосатые одежды и привели в камеру. А там пять человек ожидают отправки в тюрьмы. Стали знакомиться, кто и за что. И вдруг встает верзила и говорит:

Братцы, да это же к нам от органов засланный. Он говорит, что он Русий Велибог, а Русий Велибог это я. Это мне, подкидышу, такое имя в детдоме дали. Таких имен больше нигде нет. Да и не нравилось оно мне, поэтому я и сбежал по малолетству из приюта. Прибился к добрым людям, которые и обучили меня нашему нелегкому ремеслу. Ну-ка, расскажи, стукачок, зачем тебя в наш теплый коллектив заслали?

И начал Русий им о России и Руси рассказывать. Долго рассказывал, пока не остановили его:

Гладко, парень, говоришь, да только Русь твоя нас к пожизненному наказанию приговорила. Уж лучше бы шлепнула, чем вся оставшуюся жизнь сидеть в четырех стенах без общения с кем-либо.

Это Бог, а не Россия, дал вам такое наказание за грехи ваши, предоставил вам возможность хоть в тюрьме стать людьми, созданными по образу и подобию Божьему, – сказал Русий. – Кто его знает, возможно, что и вы найдете способ трудами своими как-то оплатить причиненное вами зло. Как получится.

Тогда смертники создали свой суд, чтобы приговорить его к такому же наказанию, к кому приговорены они. Три человека отдали голос за смерть, два были против. И убили Русия прямо в камере. Вот и получилось, что государство его не казнило – помиловало, да только смертники не помиловали, но они от лица государства не выступали.

Похоронили Русия во внутреннем кладбище. Приехали за телом мать его настоящая, и какой-то полковник из органов, друг семьи.

Стали выкапывать тело убиенного, а ящик, что вместо гроба использовался, пустой оказался. Только простыня в ящике, в которую его завернули. Стали следствие проводить, да только никакого результата от следствия и не было.

А еще через неделю явился Русий ко мне в камеру.

Здравствуй, Никодим, – говорит он мне. – Здравствуйте, братия, – говорит он моим сокамерникам. – Вот и я явился к вам, как и обещал вам во время последнего ужина. Если не веришь, что это я, то потрогай меня, – и он протянул ко мне руку. – Я всегда буду рядом с вами. Только видеть меня совсем не нужно. Я буду то офицером в армии, то министром в правительстве, то бизнесменом в каком-нибудь деле, то дипломатом в посольстве, то священником в храме, то нищим на паперти, то старичком в парке, но я буду везде, и горе будет тому, кто интересы России поставит ниже всех других интересов. Отец мой терпелив, но и у него терпение не безгранично, а я не смогу ослушаться его. Живите по совести, братие, и не забывайте наши заветы, – с этими словами он исчез.

Скоро будет мое освобождение. Я уже себе выбрал приход, где мы построим первый храм России.

Вот и все, что рассказал мне бывший сокамерник Велибога. Сейчас он пока числится вроде как сектанта, потому что власть противится строительству храмов для неизвестных богов и неизвестных религий.

Являлся Русий и ко мне. Я считаю, что наяву это было, так как я руку ему жал, чай мы вместе с ним пили. В субботу это было. День нерабочий, но у нас ведь еще с коммунистических времен заведено, что чиновник все время должен быть начеку, а вдруг начальнику захочется прикурить, а у него спички под рукой нет или вдруг что-то в голову втемяшилось, а что – непонятно. С кем по этому поводу проконсультироваться? А вот с тем, который невероятные факты изучает. Давай, умник, разъясняй. А его на месте нет. Отдыхать, подлец, вздумал? А, может, он и не такой умный? А, ну-ка, заменить его на такого, который всегда под рукой и у которого «так точно» на любой вопрос имеется.

Я не видел умершего Русия, но зато видел вытянувшиеся физиономии службистов по исполнению наказаний. Им-то как отчитываться? Где тело? Представь его, а не то припишут побег опасного до невозможности преступника со всеми вытекающими из этого последствиями.

Была и по моей личности проверка, так как я хотел спасти для России феномена и даже пошел чуть ли не на должностное преступление, да только ничего доказать не смогли. Оказался непричастен ни к чему.

Иван Николаевич, – сказал Русий. – Я больше здесь не появлюсь и меня никто не увидит. Но будут появляться люди, которые призваны работать на благо России. Помогите им, чем сможете. По щучьему велению ничего не делается. Нужно работать, веря в свою страну.

Хорошо, Русий, я все сделаю, как ты просил, – сказал я, – а как же Катерина, она знает, что с тобой?

Нет, Катерина не знает ничего, – задумчиво ответил Русий, – у нее своя жизнь. О ней не знает никто. Она будет заниматься своим делом, помогая людям, находящимся рядом. Летает в своей ступе, которую я ей сделал в последнее лето. Люди назовут ее ведьмой, я называю ее женщиной, которая ведает все. Птичка, прилетевшая от нее, была последней. Она сообщила, что всегда будет моим другом. Я тоже буду ей другом.

Удачи тебе, Русий Велибог, – сказал я и протянул ему руку.

Спасибо, – сказал Русий, – только кто его знает, где находится настоящая удача. Иногда неудача оказывается частью большой удачи и большая удача частью другой неудачи. Нужно находить положительное во всем, потому что все, что ни делается, делается к лучшему, – сказал он и исчез.

Мне кажется, что черты его лица есть в каждом человеке, для которого не безразлична судьба России.



Эпилог


Лес шумел. Грозно шумел. То ли собирался идти куда-то воевать, то ли ждал врагов, с которыми нужно было схватиться не на жизнь, а насмерть.

Лес жил сам по себе, давал приют всем его обитателям и выполнял волю богов, его создавших и взрастивших. Лес сам был богом. Богом жизни. Он давал жизнь и брал ее.

С какого-то времени в лесу появились новые боги. Они были малы и неразумны. Они ломали лес. Сжигали его, восстанавливали, холили, расчищали от валежника, и снова жгли, рубили на дрова или на домовины, клали срубы домов, делали посуду и снова жгли, добывая черный уголь и золу, которой удобряли землю и смешивали с водой для мытья головы и стирки одежды.

Лес шумел, но только вверху. Внизу было тихо, было слышно лишь поскрипывание огромных стволов вековых деревьев. В просвете между деревьями был виден отблеск огня, просачивающийся сквозь щели огороженного капища. Возле огня сидел древний старец с белыми волосами и белой длинной бородой. Он неотрывно смотрел в огонь и шевелил губами, как будто разговаривал с огнем или с тем, кто был этим огнем.

Огонь всегда был живым. Когда он был добр, он грел, готовил пищу, раскалял металл, лечил хвори. Когда он был зол, он уничтожал все, что попадалось ему на пути.

Старик бросил что-то в огонь. Огонь вспыхнул, затем погас, что-то затрещало в углях и снова языки огня весело заплясали на головешках.

Меня просто так не возьмешь, – как бы говорил огонь старику, – брось еще ветку, и ты со мной не справишься. Я молодой, я сильный…

Здоров будь, Велимудр, – возникший из темноты леса пожилой степенный мужчина с суковатой палкой в руке поклонился в пояс и подошел к огню. Следом за ним подошло еще пять человек, одетых в белые рубахи и с палками в руках.

Здравы будьте, братие. Все пришли, – спросил Велимудр, – а где-то Нехор задерживается? Все время с чем-то он не согласен и в разные истории попадает. Подождем или разговор вести будем?

Так что, семеро одного не ждут, а нас семеро и собралось, – сказал один их старцев, – давай, Велимудр, говори, зачем собрал.

Я вот думаю, – сказал старец, – как нам увековечить нового бога – Велибога. Недавно он приходил ко мне сюда, на капище. Беседовали мы с ним долго.

Говорит мне Велибог:

Стала Россия страной посредственной, где посредственности себя вольготно чувствуют, никаких перемен не хотят, и делать ничего не хотят, все ждут, что кто-то придет и все им сделает, а их с боку на бок перевернет.

Те, кто могут что-то делать, делают, слово свое молвят, а их за это отдают под суд, доходы присваивают, а доходное дело уничтожают, раздавая по кускам тем, кто поближе к трону приспособился или на выборах голосил громче всех.

Именитых купцов обдирают как липку при всем честном народе. Купцов пожиже за людей не считают. Мытари да проверщики всякие по рукам и ногам вяжут, в рот заглядывают, не спрятал ли туда какую полушку.

По всему идет, что хотят сдать Россию кому-нибудь в аренду, да денежки арендные на свое благо и отдых заморский употребить.

Купцы тоже не без греха. Как деньга завелась, так на женок распутных или на игру в зернь все спускают, о дне завтрашнем совершенно не думая.

Гибнет Россия самым натуральным образом. Власти нет. Власть только и смотрит за теми, кто против власти выступает, а на тех, кто против народа идет, грабит его, ни времени, ни желания не остается.

Будить народ нужно, а его убаюкивают сказками о загробной жизни, что там ты ужо заживешь яко царь в палатах белокаменных и все у тебя будут на побегушках. Или же вот на этом свете лет эдак через двести снова начнет манна небесная с неба падать, а пока вот хлебного вина откушай да закуси чипсами заморскими, из отходов картошки сделанных.

Смотрю я, братие, в окошко в мир, Велибогом мне подаренное. Равновесие должно быть и в природе, и в обществе. Так вот чаша весов в сторону неправды больше склоняется и все упования на недалекое будущее, когда русских будут по пальцам считать. А веры у людей уже почти что и нет. Золотому тельцу все подвластны.

Велибога мы знаем сызмальства, сами и учили его и стал он самым русским богом, заступником не только нашим, но и всех людей русских. Давайте, запишем его в скрижали наши, чтобы нашедшие писания наши знали, что появления его мы ждали давно и дождались, и что он будет помогать всем русским в их нелегком деле выживания в опасном и бурлящем вокруг мире.

Умно сказал, Велимудр, – поддержали его собравшиеся, – а что скажут боги по поводу твоего предложения?

Думаю, что они поддержат и примут жертву, которую я приготовил для этого случая, – сказал старик и указал на барана, привязанного к столбу. – А мы еще услышим о Велибоге, который как простой человек живет среди россиян, терпит с ними все горести и лишения, всю неправду о нашей стране и так же страдает от того, когда неправедные действия правителей российских приносят вред его родине – России. Давай, Влас, помолясь, приступай к жертве.

Рейтинг@Mail.ru